Головна

Християнство в поезії
Християнські автори
Поезія за темами
Дитячі вірші
Християнські мотиви у творчості класиків

Русская христианская поэзия
Русская христианская поэзия по авторах
Русская христианская поэзия по темах

Поетична майстерня
Про поезію з гумором
Цікавий інтернет

Що? Де? Коли?

 

Замовити
поетичну збірку

Поезія віри

Осоння віри

Замовити
поетичну збірку

 

Ваші побажання та ваші поезії надсилайте на адресу
poet.vav@gmail.com





Увага!
Це стара вірсія сайту. Через деякий час вона не працюватиме.
Переходьте на нову версію сайту "Українська християнська поезія"

 

Русская христианская поэзия

Владимир ЯСКОВИЧ


"Не закрывайте мне уста"
"Как всё-таки непостижима"
"Подай калике перехожему"
"Не верёвкой на шее, не цепью"
Новый Завет
Глина
На лезвии бритвы
"Рождённый Спасителя славить"
"В этой временной оболочке"
"У высокого начальства"
"Я был расстроен, я все нервы"
Утренние строки
Мне бы только успеть
"Вот ещё с поцелуем подходит один"
Пилат
"Где клевещут и ненависть"
В сетях
"Душа и плоть в земном альянсе"
О том, кто был ссади
Блудный сын

 



* * *
Не закрывайте мне уста,
Поклонники того, что тленно.
Нет выше чести во Вселенной,
Чем признавать себя смиренно
Рабом Спасителя Христа!

Пусть царской власти высота
Вам достаётся, столь охочим
До барышей и полномочий,
И почестей, затмивших очи,
А мне бы — стать рабом Христа…

 



* * *
Как всё-таки непостижима
Безмерность милости Твоей!
Разве не мог пройти Ты мимо
Всех этих замкнутых дверей?

Всех этих душ, готовых снова
Тебя с восторгом распинать...
А Ты пропащего любого
Готов, мой Господи, поднять.

Ты мог бы каждого навеки
Уже сегодня осудить —
Не заслужили человеки,
Чтоб кто-то мог нас так любить.

Но Ты, по милости прощая,
Смываешь грех,
                        Мой Святый дождь,
И, к Божьей славе возвращая,
Ключи от вечности даёшь...

 



* * *
Подай калике перехожему
Все, что в заначке утаил.
Он, как и ты, творенье Божие,
Да лег на дно, а всплыть – нет сил.

И вряд ли он надеждой тешится
Свой угол в небе получить,
Отмыться, в простынях понежиться,
Всех здешних иродов простить.

А может быть, все так и сбудется,
Но ты сейчас ему подай,
Чтобы теплее стала улица
Душе, бредущей в горний край.

 



* * *
Не верёвкой на шее, не цепью —
Я с Тобою повязан любовью,
Мой Господь,
                  основание Церкви
Укрепивший не камнем — Собою.

И стоит Божий светоч спасения
Нерушимо среди потрясений,
Собирая под благостной сенью
Стадо Божье,
                  в народах рассеянное.

 



Новый Завет

Воду Нового завета
Пью — напиться не могу...
Как я жаждал влаги этой,
Задыхаясь на бегу

В бесконечном марафоне
Ради звёзд из мишуры.
Унеслась вперёд погоня,
Я остался вне игры,

И толпа смеётся в спину,
Не поняв, кто победил.
А меня Господь, как сына,
Влагой жизни наделил...

 



Глина

Я всё ещё сырая глина,
Хотя изрядно жизнью мят
И обожжён огнём горнила…
Но я в руках Того, Кто свят.

И Его пальцы не устали
Своё подобие ваять.
А я ведь был упрямей стали
И в двадцать лет…
                  И в сорок пять…

Как неразумно расточал я
Десятками календари!
А руки Отчие прощали
И глину эту берегли.

 



На лезвии бритвы

Всё, что может дать мир,
Превращается в пыль,
Только алчность людская
Пределов не знает.
Кто-то пот, кто-то кровь
За богатство пролил,
Но сокровища их
Небо не принимает.

Там на чашу весов
Ни чинов, ни дворцов,
Хоть в лепёшку разбейся,
Увы, не положишь.
И в защиту свою
Прикупить голосов,
Будь хоть кесарем ты,
Не надейся, не сможешь.

А платок бедолаги,
Промокший от слёз
В час его покаянной
Негромкой молитвы,
Назовет на суде
Оправданьем Христос…
А мы всё суетимся
На лезвии бритвы.

 



* * *
Рождённый Спасителя славить
Молитвой и жизнью своей,
Зачем-то пустыми делами
Заполнил я тысячи дней.

Гонялся за счастьем по кругу,
На гончую в мыле похож.
Напрасными были потуги —
Смеялось оно: не возьмёшь!

Я знал, чем запить неудачу—
Совсем не криничной водой…
И вот, отрезвевший, я плачу,
Упав, Иисус, пред Тобой.

Мне стыдно, что в землю таланты
Зарыл я и место забыл.
Мне горько: ведь я был крылатый,
А нынче твержу только «был».

Страшусь я увидеть однажды,
Как рвётся последняя нить…
Прощения, Господи, жажду —
Седой,
         начинающий жить.

 



* * *
В этой временной оболочке
Истомилась моя душа.
В небеса устремляет очи,
Чутко слушает, не дыша.

Ей из горних пределов голос
Говорит об Отчей любви,
Для неё поднебесный город
Во дворцах зажигает огни.

Как прекрасна заветная гавань!
Как спокойно в объятьях Отца!
Дай мне, Отче, земной мой экзамен
С честью выдержать до конца!

 



* * *
У высокого начальства
Дней приёма — с гулькин нос.
Нелегко к нему добраться
Тем, кто жалобу принёс.

Даже если и пробьётся
Кто в заветный кабинет,
Хоть слезами изольётся,
Всё равно услышит: «Нет!»

На поклон идти к чинуше —
Как в артель «Напрасный труд»,
Где печать, там равнодушье
Непременный атрибут.

Но зато в любое время,
Днём и ночью, ждёт Христос,
Чтобы ты земное бремя,
Боль свою Ему принёс.

И конверт купюр шуршащих
Не потребует взамен
За бесценный дар — за счастье
Самых главных перемен

В этой жизни скоротечной,
В той, что будет впереди...
Поспеши к Нему навстречу,
Дверь распахнута — входи!

 



* * *
Я был расстроен, я все нервы
В жгуты звенящие скрутил:
Ну как же так, разбойник — первым
В пределы райские вступил?!

Уже в ручье омыл он руки,
Уже цветок примял ногой —
Там, где Божественные звуки,
Где свет Господень, где — покой...

На нём, наверное, доселе
Чужая кровь не запеклась,
И он — спасён?! И новоселье
Уже отметил, веселясь?!

Ещё не искушённый в Слове,
Как я был вскоре посрамлён,
Открыв, что праведною кровью
Христа
         Прощённый — убелён.

И смрада нет на нём и срама,
Он перед Богом — чистый лист…

 



Утренние строки

Я новый день из рук Твоих
Беру как дар, как шанс спасенья.
Отныне в хлопотах пустых
Не растранжирю ни мгновенья!

Иллюзия, что жизнь длинна
И всё успеется на свете —
Нас караулит сатана,
Плетёт погибельные сети.

И столько душ ушло во тьму
Непокаяния внезапно
Всего лишь только потому,
Что понадеялись на завтра.

А новый день пришёл не к ним.
Не дай, Господь, судьбы такой!
И каждого в пути храни,
Спешащего к Тебе — домой.

 



Мне бы только успеть…

Уходя по дороге — последней,
Ведущей на небо,
Ни воды ключевой в дальний путь
Не возьму я, ни хлеба,
Ни рубахи покраше
На смену одёжке дорожной,
Даже Книгу всех книг
В этот путь взять, увы, невозможно.

Покидая пределы земные
В свой час неизбежный,
Я не буду плутать, заблудившись
В просторах безбрежных.
Мне давно, как маяк,
Указал путь небесный Спаситель:
Вот — дорога домой,
Вот — порог, вот — святая обитель…

Но войду я в неё всё равно
Не с пустыми руками —
Будет сердце моё на ладонях
Сиять, словно, пламя.
Я тружусь день и ночь,
От пороков его очищая,
Мне бы только успеть,
Ведь работе конца нет и края…

 



* * *
Вот ещё с поцелуем подходит один,
Словно мы в Гефсиманском саду.
Как улыбчив, как сыт, как речист господин,
Заслуживший местечко в аду.

Кто-то кесарем щедро обласкан за пыл
В усеченьи безвинных голов,
Кто-то сердце в придворной умело забыл
И любимейшим стал из рабов.

Ну а нам-то к чему пылкость губ их и фраз?
Если метка — довольно одной.
Просто семя иудино хочет и нас,
Обольстив, увести за собой.

 



Пилат

Спит Пилат на ладони щекой,
Улыбается сну на заре.
И не скажешь, что цербер цепной
В этом теле притих, как в норе.

Но кроваво алеет погон,
Весом в тридцать рублей серебром,
И вот-вот зазвонит телефон,
Сипло скажет: «На дело идём…»

У зеркал наигравшись лицом,
Бровь нахмурит одна из личин,
И пойдёт прокурор-костолом
Отрабатывать дружбу и чин…

 



* * *
Где клевещут и ненависть
В сердце таят —
Там сегодня сражение,
Там поле битвы.
Шлёт озлобленный враг
За отрядом отряд,
Мы не дрогнем в строю,
Укрепляясь в молитве.

Прибывает в полку
Распинавших Христа,
Языки злоречивых
Опаснее бритвы.
Только не трепещи
Перед ними, сестра!
Выше голову, брат!
Укрепляйтесь в молитве.

Не пророк почитаем
Людьми, а порок,
Души многих бетоном
Безверья залиты.
Если ты к ним ещё
Достучаться не смог,
С новой силой стучись —
Укрепляйся в молитве!

Внемлет небо идущим
Вослед за Христом
По дороге, терновником
Щедро увитой.
Срок придёт, мы в небесных
Садах отдохнём,
А сегодня нам — в бой…
Укрепимся в молитве!

 



В сетях

Ещё над одним земляком отрыдала
Оркестрика сельского тусклая медь.
Пожил-повидал он на свете так мало,
А спиться вконец умудрился успеть.

Приученный верить бутылке — не Богу,
Он в небо смотрел, запрокинув стакан.
И жизнь не казалась тупой и убогой,
Пока был он весел, а попросту — пьян.

Да был бы один он! Спивается миром
Себя потерявший однажды народ.
Как паводок, пьянка в столичных квартирах,
Как проклял кто, вёска полесская пьёт...

Сойдутся с утра у сельмага соседи,
Вот-вот им откроют заветную дверь.
А бесы ликуют: надёжные сети
Им выдал для ловли людей люцифер!

 



* * *
Душа и плоть в земном альянсе
Неравноправные партнёры.
Душе претят пиры и танцы,
Ей чужды сплетни и раздоры.

А плоть, не ведая предела,
Спешит насытиться балами
И кровью вражеского тела,
Переслоив балы боями.

Душа, о горнем помышляя,
В смирении листает дни,
А плоть всё мечется, мечтая
Себя возвысить меж людьми.

Даже на троне плоть убога…
А безрассудна столь она
Не потому ли, что пред Богом
Отчёт держать душа должна?

 



О том, кто был сзади

«Он нас убьёт! Выруливай…» —
Кричал сосед от страха.
А сзади кто-то вымолвил:
«О Боже, пронеси…»
Летели наши головы
Безудержно на плаху
В маршрутном переполненном
Кораблике-такси.

Наверно, план немыслимый
Отчётного квартала
Гробовщики умелые
В тот день могли спасти,
Уже нас в небе ангелов
Бригада ожидала,
Но сзади кто-то вымолвил:
«О Боже, пронеси…»

Останутся без денежки
Подручные хароновы —
У них оплата сдельная,
Авансов не проси,
А так бы ими запросто
Мы были похоронены,
Но сзади кто-то вымолвил:
«О Боже, пронеси…»

Да, к счастью кто-то вымолил:
«О Боже, пронеси…»

 



Блудный сын

Прокутив, промотав
До последней монеты
Свою долю наследства,
Он плакал в хлеву —
Неумытый, голодный
И полураздетый.
Только свиньи
В полуха внимали ему.

И сегодня в разгульном,
Безудержном мире,
Как пустая бутылка,
Скатившись на дно,
Блудный сын горько плачет
В пропитой квартире.
Только полночь бесстрастная
Смотрит в окно.

Снова враг обманул
Заплутавшую душу
И вот-вот уведёт
За собой навека…
Ты, душа, сквозь рыдания
Всё-же послушай:
Не тебя ли зовёт
Голос издалека?

Не к тебе ли простёрты
Отцовские руки?
Не тебя ли узнали
Родные глаза?
Как горька для обоих
Вас эта разлука!
Возвращайся, душа,
Ради жизни назад!

Не упорствуй, разбившись
О рифы земные,
Ждёт тебя — не дождётся
Родительский дом...
«Это правда, отец?
Значит мы не чужие?», —
Я шепчу, нет — кричу я
В ночной окоём.

— Это правда, мой сын, —
Отвечает Отец.

 

 

ГОЛОВНА   •   ПОЕЗІЯ   •  ПРОЗА  •    РУССКАЯ ПОЭЗИЯ   •   ПОЕТИЧНА МАЙСТЕРНЯ