Головна

Християнство в поезії
Християнські автори
Поезія за темами
Дитячі вірші
Християнські мотиви у творчості класиків

Русская христианская поэзия
Русская христианская поэзия по авторах
Русская христианская поэзия по темах

Поетична майстерня
Про поезію з гумором
Цікавий інтернет

Що? Де? Коли?

 

Замовити
поетичну збірку

Поезія віри

Осоння віри

Замовити
поетичну збірку

 

Ваші побажання та ваші поезії надсилайте на адресу
poet.vav@gmail.com




Русская христианская поэзия

Владимир ЯСКОВИЧ


"Не закрывайте мне уста"
"Как всё-таки непостижима"
"Подай калике перехожему"
"Не верёвкой на шее, не цепью"
Новый Завет
Глина
На лезвии бритвы
"Рождённый Спасителя славить"
"В этой временной оболочке"
"У высокого начальства"
"Я был расстроен, я все нервы"
Утренние строки
Мне бы только успеть
"Вот ещё с поцелуем подходит один"
Пилат
"Где клевещут и ненависть"
В сетях
"Душа и плоть в земном альянсе"
О том, кто был ссади
Блудный сын

 



* * *
Не закрывайте мне уста,
Поклонники того, что тленно.
Нет выше чести во Вселенной,
Чем признавать себя смиренно
Рабом Спасителя Христа!

Пусть царской власти высота
Вам достаётся, столь охочим
До барышей и полномочий,
И почестей, затмивших очи,
А мне бы — стать рабом Христа…

 



* * *
Как всё-таки непостижима
Безмерность милости Твоей!
Разве не мог пройти Ты мимо
Всех этих замкнутых дверей?

Всех этих душ, готовых снова
Тебя с восторгом распинать...
А Ты пропащего любого
Готов, мой Господи, поднять.

Ты мог бы каждого навеки
Уже сегодня осудить —
Не заслужили человеки,
Чтоб кто-то мог нас так любить.

Но Ты, по милости прощая,
Смываешь грех,
                        Мой Святый дождь,
И, к Божьей славе возвращая,
Ключи от вечности даёшь...

 



* * *
Подай калике перехожему
Все, что в заначке утаил.
Он, как и ты, творенье Божие,
Да лег на дно, а всплыть – нет сил.

И вряд ли он надеждой тешится
Свой угол в небе получить,
Отмыться, в простынях понежиться,
Всех здешних иродов простить.

А может быть, все так и сбудется,
Но ты сейчас ему подай,
Чтобы теплее стала улица
Душе, бредущей в горний край.

 



* * *
Не верёвкой на шее, не цепью —
Я с Тобою повязан любовью,
Мой Господь,
                  основание Церкви
Укрепивший не камнем — Собою.

И стоит Божий светоч спасения
Нерушимо среди потрясений,
Собирая под благостной сенью
Стадо Божье,
                  в народах рассеянное.

 



Новый Завет

Воду Нового завета
Пью — напиться не могу...
Как я жаждал влаги этой,
Задыхаясь на бегу

В бесконечном марафоне
Ради звёзд из мишуры.
Унеслась вперёд погоня,
Я остался вне игры,

И толпа смеётся в спину,
Не поняв, кто победил.
А меня Господь, как сына,
Влагой жизни наделил...

 



Глина

Я всё ещё сырая глина,
Хотя изрядно жизнью мят
И обожжён огнём горнила…
Но я в руках Того, Кто свят.

И Его пальцы не устали
Своё подобие ваять.
А я ведь был упрямей стали
И в двадцать лет…
                  И в сорок пять…

Как неразумно расточал я
Десятками календари!
А руки Отчие прощали
И глину эту берегли.

 



На лезвии бритвы

Всё, что может дать мир,
Превращается в пыль,
Только алчность людская
Пределов не знает.
Кто-то пот, кто-то кровь
За богатство пролил,
Но сокровища их
Небо не принимает.

Там на чашу весов
Ни чинов, ни дворцов,
Хоть в лепёшку разбейся,
Увы, не положишь.
И в защиту свою
Прикупить голосов,
Будь хоть кесарем ты,
Не надейся, не сможешь.

А платок бедолаги,
Промокший от слёз
В час его покаянной
Негромкой молитвы,
Назовет на суде
Оправданьем Христос…
А мы всё суетимся
На лезвии бритвы.

 



* * *
Рождённый Спасителя славить
Молитвой и жизнью своей,
Зачем-то пустыми делами
Заполнил я тысячи дней.

Гонялся за счастьем по кругу,
На гончую в мыле похож.
Напрасными были потуги —
Смеялось оно: не возьмёшь!

Я знал, чем запить неудачу—
Совсем не криничной водой…
И вот, отрезвевший, я плачу,
Упав, Иисус, пред Тобой.

Мне стыдно, что в землю таланты
Зарыл я и место забыл.
Мне горько: ведь я был крылатый,
А нынче твержу только «был».

Страшусь я увидеть однажды,
Как рвётся последняя нить…
Прощения, Господи, жажду —
Седой,
         начинающий жить.

 



* * *
В этой временной оболочке
Истомилась моя душа.
В небеса устремляет очи,
Чутко слушает, не дыша.

Ей из горних пределов голос
Говорит об Отчей любви,
Для неё поднебесный город
Во дворцах зажигает огни.

Как прекрасна заветная гавань!
Как спокойно в объятьях Отца!
Дай мне, Отче, земной мой экзамен
С честью выдержать до конца!

 



* * *
У высокого начальства
Дней приёма — с гулькин нос.
Нелегко к нему добраться
Тем, кто жалобу принёс.

Даже если и пробьётся
Кто в заветный кабинет,
Хоть слезами изольётся,
Всё равно услышит: «Нет!»

На поклон идти к чинуше —
Как в артель «Напрасный труд»,
Где печать, там равнодушье
Непременный атрибут.

Но зато в любое время,
Днём и ночью, ждёт Христос,
Чтобы ты земное бремя,
Боль свою Ему принёс.

И конверт купюр шуршащих
Не потребует взамен
За бесценный дар — за счастье
Самых главных перемен

В этой жизни скоротечной,
В той, что будет впереди...
Поспеши к Нему навстречу,
Дверь распахнута — входи!

 



* * *
Я был расстроен, я все нервы
В жгуты звенящие скрутил:
Ну как же так, разбойник — первым
В пределы райские вступил?!

Уже в ручье омыл он руки,
Уже цветок примял ногой —
Там, где Божественные звуки,
Где свет Господень, где — покой...

На нём, наверное, доселе
Чужая кровь не запеклась,
И он — спасён?! И новоселье
Уже отметил, веселясь?!

Ещё не искушённый в Слове,
Как я был вскоре посрамлён,
Открыв, что праведною кровью
Христа
         Прощённый — убелён.

И смрада нет на нём и срама,
Он перед Богом — чистый лист…

 



Утренние строки

Я новый день из рук Твоих
Беру как дар, как шанс спасенья.
Отныне в хлопотах пустых
Не растранжирю ни мгновенья!

Иллюзия, что жизнь длинна
И всё успеется на свете —
Нас караулит сатана,
Плетёт погибельные сети.

И столько душ ушло во тьму
Непокаяния внезапно
Всего лишь только потому,
Что понадеялись на завтра.

А новый день пришёл не к ним.
Не дай, Господь, судьбы такой!
И каждого в пути храни,
Спешащего к Тебе — домой.

 



Мне бы только успеть…

Уходя по дороге — последней,
Ведущей на небо,
Ни воды ключевой в дальний путь
Не возьму я, ни хлеба,
Ни рубахи покраше
На смену одёжке дорожной,
Даже Книгу всех книг
В этот путь взять, увы, невозможно.

Покидая пределы земные
В свой час неизбежный,
Я не буду плутать, заблудившись
В просторах безбрежных.
Мне давно, как маяк,
Указал путь небесный Спаситель:
Вот — дорога домой,
Вот — порог, вот — святая обитель…

Но войду я в неё всё равно
Не с пустыми руками —
Будет сердце моё на ладонях
Сиять, словно, пламя.
Я тружусь день и ночь,
От пороков его очищая,
Мне бы только успеть,
Ведь работе конца нет и края…

 



* * *
Вот ещё с поцелуем подходит один,
Словно мы в Гефсиманском саду.
Как улыбчив, как сыт, как речист господин,
Заслуживший местечко в аду.

Кто-то кесарем щедро обласкан за пыл
В усеченьи безвинных голов,
Кто-то сердце в придворной умело забыл
И любимейшим стал из рабов.

Ну а нам-то к чему пылкость губ их и фраз?
Если метка — довольно одной.
Просто семя иудино хочет и нас,
Обольстив, увести за собой.

 



Пилат

Спит Пилат на ладони щекой,
Улыбается сну на заре.
И не скажешь, что цербер цепной
В этом теле притих, как в норе.

Но кроваво алеет погон,
Весом в тридцать рублей серебром,
И вот-вот зазвонит телефон,
Сипло скажет: «На дело идём…»

У зеркал наигравшись лицом,
Бровь нахмурит одна из личин,
И пойдёт прокурор-костолом
Отрабатывать дружбу и чин…

 



* * *
Где клевещут и ненависть
В сердце таят —
Там сегодня сражение,
Там поле битвы.
Шлёт озлобленный враг
За отрядом отряд,
Мы не дрогнем в строю,
Укрепляясь в молитве.

Прибывает в полку
Распинавших Христа,
Языки злоречивых
Опаснее бритвы.
Только не трепещи
Перед ними, сестра!
Выше голову, брат!
Укрепляйтесь в молитве.

Не пророк почитаем
Людьми, а порок,
Души многих бетоном
Безверья залиты.
Если ты к ним ещё
Достучаться не смог,
С новой силой стучись —
Укрепляйся в молитве!

Внемлет небо идущим
Вослед за Христом
По дороге, терновником
Щедро увитой.
Срок придёт, мы в небесных
Садах отдохнём,
А сегодня нам — в бой…
Укрепимся в молитве!

 



В сетях

Ещё над одним земляком отрыдала
Оркестрика сельского тусклая медь.
Пожил-повидал он на свете так мало,
А спиться вконец умудрился успеть.

Приученный верить бутылке — не Богу,
Он в небо смотрел, запрокинув стакан.
И жизнь не казалась тупой и убогой,
Пока был он весел, а попросту — пьян.

Да был бы один он! Спивается миром
Себя потерявший однажды народ.
Как паводок, пьянка в столичных квартирах,
Как проклял кто, вёска полесская пьёт...

Сойдутся с утра у сельмага соседи,
Вот-вот им откроют заветную дверь.
А бесы ликуют: надёжные сети
Им выдал для ловли людей люцифер!

 



* * *
Душа и плоть в земном альянсе
Неравноправные партнёры.
Душе претят пиры и танцы,
Ей чужды сплетни и раздоры.

А плоть, не ведая предела,
Спешит насытиться балами
И кровью вражеского тела,
Переслоив балы боями.

Душа, о горнем помышляя,
В смирении листает дни,
А плоть всё мечется, мечтая
Себя возвысить меж людьми.

Даже на троне плоть убога…
А безрассудна столь она
Не потому ли, что пред Богом
Отчёт держать душа должна?

 



О том, кто был сзади

«Он нас убьёт! Выруливай…» —
Кричал сосед от страха.
А сзади кто-то вымолвил:
«О Боже, пронеси…»
Летели наши головы
Безудержно на плаху
В маршрутном переполненном
Кораблике-такси.

Наверно, план немыслимый
Отчётного квартала
Гробовщики умелые
В тот день могли спасти,
Уже нас в небе ангелов
Бригада ожидала,
Но сзади кто-то вымолвил:
«О Боже, пронеси…»

Останутся без денежки
Подручные хароновы —
У них оплата сдельная,
Авансов не проси,
А так бы ими запросто
Мы были похоронены,
Но сзади кто-то вымолвил:
«О Боже, пронеси…»

Да, к счастью кто-то вымолил:
«О Боже, пронеси…»

 



Блудный сын

Прокутив, промотав
До последней монеты
Свою долю наследства,
Он плакал в хлеву —
Неумытый, голодный
И полураздетый.
Только свиньи
В полуха внимали ему.

И сегодня в разгульном,
Безудержном мире,
Как пустая бутылка,
Скатившись на дно,
Блудный сын горько плачет
В пропитой квартире.
Только полночь бесстрастная
Смотрит в окно.

Снова враг обманул
Заплутавшую душу
И вот-вот уведёт
За собой навека…
Ты, душа, сквозь рыдания
Всё-же послушай:
Не тебя ли зовёт
Голос издалека?

Не к тебе ли простёрты
Отцовские руки?
Не тебя ли узнали
Родные глаза?
Как горька для обоих
Вас эта разлука!
Возвращайся, душа,
Ради жизни назад!

Не упорствуй, разбившись
О рифы земные,
Ждёт тебя — не дождётся
Родительский дом...
«Это правда, отец?
Значит мы не чужие?», —
Я шепчу, нет — кричу я
В ночной окоём.

— Это правда, мой сын, —
Отвечает Отец.

 

 

ГОЛОВНА   •   ПОЕЗІЯ   •  ПРОЗА  •    РУССКАЯ ПОЭЗИЯ   •   ПОЕТИЧНА МАЙСТЕРНЯ