Головна

Християнство в поезії
Християнські автори
Поезія за темами
Дитячі вірші
Християнські мотиви у творчості класиків

Русская христианская поэзия
Русская христианская поэзия по авторах
Русская христианская поэзия по темах

Поетична майстерня
Про поезію з гумором
Цікавий інтернет

Що? Де? Коли?

 

Замовити
поетичну збірку

Поезія віри

Осоння віри

Замовити
поетичну збірку

 

Ваші побажання та ваші поезії надсилайте на адресу
poet.vav@gmail.com




Русская христианская поэзия

Наталья ПАВЛЕНКО


Бывают откровения как тени
Я человек из серого тумана
Дорога через Пустоту
Темнее нет, чем тьма религий
Какая сила движет миром
Прощанье и прощенье

Пытаюсь жить, как все живут
Что сделать же душе моей...
Дорога через Пустоту
Я знаю, что знаешь Ты

Мне нужен Ты
В самое небо
Я с радостью благодарю...
Летучий корабль
О памяти
Голгофа
О Христе
Идол
Пожалуйста...
Дорога без цели

 



Бывают откровения как тени...


Бывают, откровения, как тени,
Что промелькнули, пробежали вскользь
До высоты… Натружены колени…
Но вдруг окажется – сокрытое нашлось.

И ты хранишь осколок мирозданья,
Перебираешь, взвешиваешь миг.
И в те минуты хрупкого сознанья
Тебе покажется, что ты Его достиг.

И все на свете вижу по-другому.
Как рассказать и передать Тебя?
Ты – откровенье сказанному Слову,
А я в Тебе – кусочек бытия.

 



Я человек из серого тумана

Я человек из серого тумана,
Я жду весну, как ждёт продрогший лес.
Она во мне, и поздно или рано
Она мне даст подняться до небес.

От сырости прожгло на теле раны,
И на стволах озябшая вода.
Моя весна! Ведь поздно или рано
Ты непременно забредёшь сюда.

Я в сумерках вечерних еле слышу,
Как падает на ветки тишина...
Я жду весну, которую не вижу,
И мне она отчаянно нужна.

С прошедшим снегопадом сгинут листья,
Туман растает, превращаясь в лед,
И я уже не вижу и не слышу,
Но верую, что это всё пройдёт.

 



Дорога через Пустоту

Когда увидишь просто пустоту,
Дорогу, устланную облаками.
Внутри взорвётся всё: «Я не пойду!
Я просто не дойду туда ногами!»

Калитка в небеса — простая дверь.
И с облака на облако теперь
Шагай, беги, удерживая крик…
Дорога нищих, грешных и слепых.

Себя ты помнишь в этой пустоте,
Пусть это станет верой для других.
Там, на конце дороги, в высоте,
Тебя поддержит Поводырь слепых.

Пусть всё на свете ослепила ночь,
И ты собьёшься со своей дороги.
Тогда Он сможет и тебе помочь,
Следя за тем, куда ты ставишь ноги.

И если кто, когда увидел дно,
Шёл по воде и через эту бездну.
Тот мог сказать так просто и легко:
«Увидишь сам, когда умру — воскресну».

 



Темнее нет, чем тьма религий...

Темнее нет, чем тьма религий,
Запуганных в своих страстях.
Пусть даже правда с ними в мире,
Так совесть тонет во грехах…

Но всё приписывают миру…
Князь тьмы — он страха командир,
И клевета всё шире, шире,
Мол, Богу ты не угодил…

Могилой веет от пустыни,
За Иорданом — страха нет.
О, Господи, так дай нам силы,
Чтоб НОВЫЙ обрести Завет!

 



Какая сила движет миром...

Какая сила движет миром,
Стучится мыслями в висках?
Пугает ужасом могила
И по Земле шагает страх.

Совсем не сложно догадаться,
Что жизнь и страх — они враги,
Но мы умеем препираться,
И отпускать себе грехи.

Когда же страх нам лезет в душу,
И всё о смерти говорит,
Мы самоправедности ищем,
Как будто это сохранит…

 



Прощанье и прощенье

В печали, но в сознании,
В потере чувств и в дикости,
Что, ум, твои терзания,
Когда висит прощание взамен мольбы и милости?

О, пусть придет прощение!
Дышать, страдать — без разницы.
Но впереди — падение,
Стихии, наводнения, и темный путь пропастницы.

А правый суд не судится
И факты просто ложные.
Пусть это всё не сбудется,
Затопчется, забудется, как что-то ненадежное.

Бальзамом раны лечатся,
Но если нет прощения,
Чего тогда надеяться,
Что все вокруг изменится и принесет спасение?

 



Пытаюсь жить, как все живут

Пытаюсь жить, как все живут,
Пытаюсь спрятать мысли, мысли…
Я не скрываю, что я тут —
Смешная тень нормальной жизни.

Всё в мире сводится к добру,
Я дам отчёт в своих желаньях…
Забыться всуе не смогу,
И прячу жребий покаянья.

И с каждым годом всё смешней
То, что построено надеждой…
Я так отчаянно живу
И прячу робость под одеждой…

Найти Тебя, найти Твой след…
Я с каждым шагом дальше, ближе.
Я знаю — в книжках есть ответ,
Но нужен тот, который свыше.

Найди меня, найди меня,
Я помню эти власти силы…
Да, я хочу нести свой крест,
Но не смятенье до могилы.

 



Что сделать же душе моей...

Что сделать же душе моей,
Я только, только в ожидании
Когда поспеет урожай
Молитв и слёз и покаяний.

Когда на этом берегу
Смогу увидеть чудо снова.
Я жду — колосья на ветру
Наполняться от силы Слова.

Уже ни утро, ни росы,
А полдень, колоколом зноя.
Не дай увять моим снопам,
Не дай надежды на другое.

Не на пустую суету.
Хочу однажды я увидеть,
Как человек Тебя познал,
И смог себя возненавидеть.

 



Дорога через Пустоту

Когда увидишь просто пустоту,
Дорогу, устланную облаками.
Внутри взорвётся всё: «Я не пойду!
Я просто не дойду туда ногами!»

Калитка в небеса — простая дверь.
И с облака на облако теперь
Шагай, беги, удерживая крик…
Дорога нищих, грешных и слепых.

Себя ты помнишь в этой пустоте,
Пусть это станет верой для других.
Там, на конце дороги, в высоте,
Тебя поддержит Поводырь слепых.

Пусть всё на свете ослепила ночь,
И ты собьёшься со своей дороги.
Тогда Он сможет и тебе помочь,
Следя за тем, куда ты ставишь ноги.

И если кто, когда увидел дно,
Шёл по воде и через эту бездну.
Тот мог сказать так просто и легко:
«Увидишь сам, когда умру — воскресну».

 



Я знаю, что знаешь Ты...

Я знаю, что знаешь Ты,
И знаю, что слепа я.
Пустые мои мечты,
А вера тверда Твоя.

Скажи нам хотя бы «нет»,
А можешь, скажи нам «да»,
От этих рутинных бед,
Нахлынувших, как вода.

Надломанный тонкий лед
Такая простая вещь,
И все, что потом придет
Пусть будет благая весть.

Я верю, что скажешь Ты,
И буду хранить ответ.
И мы разглядим версты,
Ушедших куда-то лет.

 



Мне нужен Ты

Мне нужен Ты.
Нет силы быть собой,
Бороться безуспешно и нечестно…
Я обращусь к Тебе с единственной мольбой —
Дай выход мне из этой плоти грешной!
Нет силы прозябать.
Ты знаешь всё…
А я себя стыжусь, и всё как прежде.
В блюстители законов не гожусь
И остаюсь в безветренной надежде.
Закон мне — цепи,
Крепость и скамья,
Я сам себе — безжалостный судья…
И всё, что есть — надежда,
Да, надежда,
Великая надежда на Тебя.
Я буду жить…
И если хочешь, дай
Найти Тебя не просто, как виденье.
Ведь ожиданье — это же сомненье,
И в ржавчину зазубренная сталь.
Закон во мне до кончиков ногтей,
Но благодать — она его сильней!
И кто ещё нуждался так в победе?
Ты дал увидеть, — я теперь в ответе,
За совесть и мученье перед ней.

 



В самое небо

Чернее ночи… Я над ночью.
Полёт, полёт… На небе тьма.
Простор звенит и рвётся в клочья —
Густого мрака бахрома.
Молюсь в себе, молюсь желаньем,
Засветят звёзды впереди.
Земля грозится наказаньем,
А небо шепчет — перейди!
Шумит поток. И ночи влага…
Шумит повсюду ветер-путь.
Моя печаль — в пути отвага,
И здесь уже не повернуть.
Я возвратиться не сумею,
Не остановят жалость, злость.
Лечу в ночи, молюсь и верю,
Что мне бояться не пришлось.
Наперекор чужим злорадствам
Рассвет наступит впереди.
Земля — расплата, наказанье.
А небо шепчет — заходи…

 



Я с радостью благодарю...

Я с радостью благодарю,
Когда Ты в сердце посылаешь,
Когда Ты словом посещаешь,
Как я Твои слова люблю!

Я так Тебя благодарю,
Когда за наказаньем — милость,
И всё в минуту изменилось,
И я живу, и я не сплю!

За всё Тебя благодарю.
За слезы, скрытые от прочих,
За то, что есть и дни и ночи,
В которых сердцем я пою.

За то, что чудо совершиться,
Заранее благодарю.
Пусть ночь, в молении стою,
И мне от радости не спится.

 



Летучий корабль

Под звездами слепыми в океане,
Перебирая струны в тишине,
Летит корабль, качаясь на обмане,
Печальной песней, лебедем во сне.

Пусть кто-то в нем увидит голый остов,
И паутину рваных парусов.
Он сам в себе, как неизвестный остров,
Отбитый морем от других миров.

И мы ему присваиваем душу,
И видимся украдкой от других,
Чтоб обрести в себе такую сушу,
Которая отделит НАС от НИХ.

Пусть улетают порванные мысли —
Несбывшееся, верное, как соль…
Плывет корабль по состоянью жизни,
Вычерпывая нажитую боль.

Под звездами большими в океане,
Здесь может каждый обрести себя…
Мечта, как жизнь — и в правде и в обмане,
Борясь, страдая, веря и любя.

 



О памяти

Зола сгоревшего костра
Сегодня — в одинокой дали.
Ты видишь искры, что давно
Греть эти руки перестали.

Молчит под пальцами она,
Смеется грустью одинокой.
В прошедшем горькая вина,
Хранится памятью жестокой.

Тебе кричит седой закат,
О том, что всё не бесконечно.
И ты, признаться, был бы рад…
Вот только память безупречна.

Опять пытаешься разжечь,
Что потушить уже нет силы.
Хоть занесен Дамоклов меч —
И ты поймешь, что это было.

Всё было сотни тысяч раз,
И сердце снова загорится.
Опять по кругу… Ведь сейчас
Уже нельзя остановиться.

 



Голгофа

Голгофа не в том,
Чтобы просто стоять и смотреть.
Голгофа не в плаче,
Хотя пробивает на слезы.
Голгофа в умении ждать,
И страдать, и терпеть.
И выдержать молча
Терновые в теле занозы.
Голгофа — не сквер,
Где ты мимо идешь каждый раз.
Где память тревожится,
Тенью ложится на душу.
Она, как итог,
Там, где есть добровольная смерть,
Где чувства и сердце
Распахнуты людям наружу.
Она не приходит в осознанный,
Жизненный быт.
Её не бывает
Под тихим, надежным покровом.
Она только там,
Где отчаяньем сердце кипит,
И капает Кровь,
Обращаясь спасительным Словом.

 



О Христе

…И Он терпел, не только эту боль,
Прося за тех, кого нельзя любить.
С последнею молитвою Христа,
Пусть будет сила, чтобы всех простить.

Как иглы, как гвозди —
Слова для тебя — без ответа.
Не буду прощаться,
Простить бы и снять этот груз.
Но слово повисло —
И днем снова не было света…
Простить бы, прощать бы,
Как делал с врагами Иисус.

В последней молитве,
Ни болью, ни страхом ведомый,
Ни жалостью к телу,
Ни горькой полынью обид…
«Прости их!» — и близких,
И даже совсем незнакомых.
И я так хочу — и забыть,
И простить этот стыд.

Но мне повторяют
Всё те же коварные иглы,
О похоти липкой,
О том, как разменяна соль…
И плеткой по телу.
Ах, если бы было ошибкой!
Что пользы терпеть,
Когда в сердце исходит на боль?

Ведь им показалось,
Что сверху ты смотришь недаром,
Недаром жалеешь,
Недаром о ком–то грустишь…
Возмездие было — горелым
И едким кошмаром…
Прощая, прости,
Ты недаром над ними висишь.

А иглы и гвозди
Пробили и душу и сердце.
Но так и должно быть,
Святая она, простота…
И делает что-то тайком,
За прикрытою дверцей.
А ты всё молчишь,
Ведь не можешь сойти со креста.

 



Идол

Ваш бог без чувств —
На самом деле — идол.
Он не поет, не думает, не дышит.
А вы боитесь, что он вас услышит,
Осудит и накажет, запретит…
Но успокойтесь! Идол крепко спит.
Он — дерево, или какой-то камень,
Но не Творец, что лед мешает в пламень
И превращает полночь в ясный день.
Ваш идол — пустота, обман и тень.
Хоть вас он держит крепко, как в тисках.
Он — ваше детище,
Под псевдонимом «страх»…

 



Пожалуйста...

Забудь, пожалуйста, нелепые ошибки,
Прости меня. Хотелось, как всегда.
Расслабиться…
Но кислые улыбки уже готовы…
Знаешь, иногда,
Себя совсем, совсем не понимаю.
Ценю, ищу, живу — и вновь… теряю.
Боюсь на самом деле потерять.
Найди меня!
Весома благодать. Она, как золото.
Нет-нет, еще дороже!
Будь милосердней, будь добрей и строже,
Но только будь, пожалуйста, со мной.
Мне больно расставаться, пусть на время.
(Такое необузданное племя!)
Прости меня, пожалуйста, СОБОЙ.

 



Дорога без цели

Шумело в ушах, что-то бряцало медью,
Я помню момент, это было, поверьте,
Я помню, качнулось, как в озере, небо,
И я провалился туда, где я не был…

Под чьей-то подошвой — следы жёлтой пыли.
По этой дороге мы все не ходили.
Дорога, которой идти не хотели,
Она назовётся дорогой без цели.

Однажды качнётся земля под ногами, —
Так было всегда, так случается с нами.
Но сила любви приумножиться снова
И вместо себя я оставлю другого…

Бывает, я жду, и дышу еле-еле,
Но лишь бы не выбрать дорогу без цели.
Но лишь бы идти без упрямой печали
К поставленной цели, что выбрал в начале.

Шумело в ушах, сердце замерло тихо…
Дорога без цели — ни шума, ни крика.
Без силы упали, дойти не сумели,
Все те, кто попал на дорогу без цели.

 

ГОЛОВНА   •   ПОЕЗІЯ   •  ПРОЗА  •    РУССКАЯ ПОЭЗИЯ   •   ПОЕТИЧНА МАЙСТЕРНЯ