Головна

Християнство в поезії
Християнські автори
Поезія за темами
Дитячі вірші
Християнські мотиви у творчості класиків

Русская христианская поэзия
Русская христианская поэзия по авторах
Русская христианская поэзия по темах

Поетична майстерня
Про поезію з гумором
Цікавий інтернет

Що? Де? Коли?

 

Замовити
поетичну збірку

Поезія віри

Осоння віри

Замовити
поетичну збірку

 

Ваші побажання та ваші поезії надсилайте на адресу
poet.vav@gmail.com




Русская христианская поэзия

 

Любовь Божья


Всесильная любовь, Сергей Сапоненко
Стена Надежды, Александра Обревко
Останется она, Любовь Бледных
"Путь, истина и жизнь — Ты", Наталья Щеглова
"Пусть коснется мысли или слуха", Наталья Щеглова
Бог нас любит, Галина Красненкова
"Я был расстроен, я все нервы", Владимир Яскович
"Как всё-таки непостижима", Владимир Яскович
Богу ("Ты мне близок..."), Вера Кушнир
Невидимые руки, Вера Кушнир
За что?, Галина Красненкова
Божье терпение, Юрий Каминский

 



Всесильная любовь

Когда из мрачного хаоса
явился миру первый свет
и закружились, словно осы,
вокруг светил комки планет,

тогда в беззвучье бесконечном,
установивши свет Собой,
чтоб сквозь века струилась вечность,
пришла всесильная Любовь.

Когда с креста во тьму струилась
Христа живительная Кровь,
хотели люди, чтоб в могилу
сошла всесильная Любовь.

Но через время и пространство
воскрес Христос, лилась чтоб вновь
с непреходящим постоянством
на этот мир Его любовь.
Сергей Сапоненко

 



Стена Надежды

«Никогда Шехина (Божественное присутствие) не отходит от Западной Стены». Мидраш Танхума, Шмот на стих из Песни Песней 2:9: «…вот он стоит за стеною».

А ночью, когда стихают молитвы и звуки напевов,
подходит к Стене незримо АШем*. Как в почтовый ящик,
просовывает в ожидании чьих-то посланий руку
в щербинки камней, истертых ладонями и губами.

В щелях — на наречьях разных оставленные записки.
Они – концентрат надежды и веры, что будет чудо,
что их Адресат не выбыл, что знает язык, что почерк
понятен Ему. Листочки, исписанные мечтами.

Конечно же, Он не выбыл, — Он Тот, Кто пребудет вечно,
Он слышит биенье сердца средь гула толпы и битвы…
Там есть и мое послание – мой манифест доверья,
слова для Того, Кто знает мой почерк, моё дыханье.

* Имя Бога — Всевышний

Александра Обревко

 



Останется она

Я уйду — останется она,
Будет жить со смертью в вечном споре:
Лес будить весною ото сна
И ласкать песок волною моря.

Будет звуком скрипки говорить,
Будет вдохновлять перо поэта,
Новый день будить лучом зари
И вертеть загадочно планеты.

Будет наполнять собою вновь
Чью-то душу, не мою — другую...
Пережить должна меня любовь!
А иначе для чего живу я?
Любовь Бледных

 



* * *
Путь, истина и жизнь — Ты
Тупик, ложь и смерть — я.
Зачем было Тебе, скажи,
Рисковать ради меня?
Вода, хлеб и свет — Ты.
Жажда, голод и мрак —- я.
Зачем было Тебе, скажи,
Умирать ради меня?
В сердце тихо зарделся свет.
«Если веруешь, чадо Мое, —-
Зазвучал беззвучный ответ, —-
Мы с тобою уже одно.
Хлебом стань и живой водой,
Светом стань, приемля Меня,
Ради Божьей любви святой,
Ради ближнего, что не свят,
И тогда ты не спросишь уже,
Рисковать и верить зачем».
Наталья Щеглова

 



* * *
Пусть коснется мысли или слуха
Высший смысл немыслимых затей, —
Небо верит в смертных нищих духом
Грешных и беспомощных людей.

Царство Вечное им будет как награда,
Та, к которой так непросто шли...
Небо верит в тех, кто ищет правды
На путях неправедной земли.

Тщетна сущность грандиозных планов,
Суть блаженства вечна и проста:
Не в мечи и копья великанов, —
В силу кротких верят небеса.

Чистый сердцем узрит в вышних Бога,
Миротворцу — полной чашей мир,
Тот блажен, кто на земной дороге
Отворил слепому неба ширь.

Неустанно без речей красивых,
Без того, чтоб ранить и корить
Слабыми руками милостивых
Добрые дела Господь творит.

Обнищав душой от истин ложных,
К вечной правде причастив уста,
Вдруг постигнем мы, как непреложно
В нас с тобою верят небеса.
Наталья Щеглова

 



Бог нас любит

Привычны стали нм слова
О том, что Бог нас очень любит.
Но может, церковь и права?..
Ведь сколько раз гневили люди

Творца безбожием своим,
И колдовством, и разным вздором
Весь мир под Божьим приговором
Давно бы в пыль, и в прах, и в дым
Развеян был бы!
Поделом.
Грехи достойны осужденья.

Достойны! Да! Но мы живем.
Весною слышим птичье пенье,
И видим, как цветут сады,
Шумит пшеничное раздолье,
И получаем за труды
Богатый урожай на поле.

Из года в год растет трава,
Журчат ручьи на радость людям…
А может, церковь и права,
Когда твердит, что Бог нас любит?..

Он любит нас.
Он любит нас!
И спорить с этим нет резона!
Во всякий день, во всякий час
К Его сияющему трону
Мы можем смело подойти,
Нас не прогонит прочь охрана.

Господь и примет, и простит,
Сотрет слезу, промоет рану,
Уставшим — мужество вернет,
Голодным — даст обилье в доме.
Он милостив, хоть и на троне,
Он так велик!
Он все поймет…

И церковь Божия права,
Когда душой уснувших будит.
И неспроста звучат слова
О том, что Бог нас очень любит!
Галина Красненкова

 



* * *
Я был расстроен, я все нервы
В жгуты звенящие скрутил:
Ну как же так, разбойник — первым
В пределы райские вступил?!

Уже в ручье омыл он руки,
Уже цветок примял ногой —
Там, где Божественные звуки,
Где свет Господень, где — покой...

На нём, наверное, доселе
Чужая кровь не запеклась,
И он — спасён?! И новоселье
Уже отметил, веселясь?!

Ещё не искушённый в Слове,
Как я был вскоре посрамлён,
Открыв, что праведною кровью
Христа
         Прощённый — убелён.

И смрада нет на нём и срама,
Он перед Богом — чистый лист…
Владимир Яскович

 



* * *
Как всё-таки непостижима
Безмерность милости Твоей!
Разве не мог пройти Ты мимо
Всех этих замкнутых дверей?

Всех этих душ, готовых снова
Тебя с восторгом распинать...
А Ты пропащего любого
Готов, мой Господи, поднять.

Ты мог бы каждого навеки
Уже сегодня осудить —
Не заслужили человеки,
Чтоб кто-то мог нас так любить.

Но Ты, по милости прощая,
Смываешь грех,
                        Мой Святый дождь,
И, к Божьей славе возвращая,
Ключи от вечности даёшь...
Владимир Яскович

 



Богу

Ты мне близок, словно берег морю,
Ты мне дорог, словно детям мать.
Ты пришел, чтоб сделать сладким горе,
Ты пришел, чтобы, простив, обнять.
Без Тебя и жизни мне не надо,
Без Тебя я только что дышу…
Ты один мне в жизни здесь услада,
Будь всегда моим, Тебя прошу.
Там, где небо встретится с землею,
Чтоб принять из рук ее меня,
Там впервые встречусь я с Тобою,
И глаза мои узрят Тебя.
А теперь надеждою живою
Я живу, пока в свой час умру…
Ты мне ближе, чем песок прибою,
И дороже, чем вода в жару.
Вера Кушнир

 



Невидимые руки

Через всю жизнь, из года в год,
В тоске, в нужде, в разлуке,
Нас всех ведут, ведут вперед
Невидимые руки.

И нас держали в первый миг
После рожденья муки
Руками матерей земных
Невидимые руки.

Они заботились о нас,
Несли, вели, держали.
Мы их присутствие не раз
Реально ощущали.

Они ласкали нас порой,
Порою бичевали,
Вели с врагом в неравный бой,
Встречали, провожали…

И нам казалось иногда,
Что мы их потеряли.
О, как мы плакали тогда!
Как их найти желали!

Но в час, когда иссякнет путь,
Умолкнут речи, звуки,
Нас в Отчий дом перенесут
Невидимые руки.

В объятья примет нас Отец
Для жизни без разлуки.
И там увидим наконец
Невидимые руки.
Вера Кушнир

 



За что?

За что, за какие деянья
Ты любишь меня, мой Бог?
За время земных скитаний
Я много меняла дорог.

Я шла через заблужденья,
И сколько их шло со мной!
Пред сердцем моим сомненья
Вставали сплошной стеной…

За что, за какие заслуги
Ты к свету меня выводил?
Мои врачевал недуги,
Давал ослабевшей сил?

Мою непокорность, ропот
Ты все, мой Господь, прощал!
На слабой молитвы шепот
Твой голос всегда отвечал.

Ты любишь меня. Ты со мною.
Хранитель. Учитель. Друг.
И слово Твое святое,
И силу пронзенных рук —

Ты все отдаешь мне, слабой,
Не стоящей ничего!
Ты мне уготовил славу
И вечное торжество.

И только хвалой сердечной
Могу я Тебе воздать
За жертву Твою, за вечность,
За милость и благодать.

И я преклоню колени,
И сердце отдам Тебе…
Прими мое хваленье
В сердечной моей мольбе…
Галина Красненкова

 



Божье терпение

Бесконечность Вселенной сегодня смешна,
Даже где-то наивно убога,
Ибо может легко затеряться она
В бесконечном терпении Бога.

Не испытанной крепостью-домом моим
И не душеспасительной ложью, —
Грешник, жив я еще потому, что храним
Бесконечным терпением Божьим,

Потому, что святое волнение в крови
Поднимая, дорогой прозренья
Нас ведет от Голгофы до вечной любви
Бесконечное Божье терпенье.

Но не ведаю я, в сердце чувствуя страх,
Где терпенье закончится Божье,
Может, где-то в иных, отдаленных веках?
Или там вон, за скошенной рожью?
Юрий Каминский

 

 

ГОЛОВНА   •   ПОЕЗІЯ   •  ПРОЗА  •    РУССКАЯ ПОЭЗИЯ   •   ПОЕТИЧНА МАЙСТЕРНЯ