Головна

Християнство в поезії
Християнські автори
Поезія за темами
Дитячі вірші
Християнські мотиви у творчості класиків

Русская христианская поэзия
Русская христианская поэзия по авторах
Русская христианская поэзия по темах

Поетична майстерня
Про поезію з гумором
Цікавий інтернет

Що? Де? Коли?

 

Замовити
поетичну збірку

Поезія віри

Осоння віри

Замовити
поетичну збірку

 

Ваші побажання та ваші поезії надсилайте на адресу
poet.vav@gmail.com




Русская христианская поэзия

 

Мысли о вечности


"Не хорони себя во зле", Алексей Дунаев
Ступени, Алексей Дунаев
Два берега, Алексей Дунаев
Дорога домой, Александр Обревко
"Ах, Земля — чужая сторона", Галина Везикова
Ангел-губитель, Наталья Щеглова
"В этой временной оболочке", Владимир Яскович
Вечности начало, Людмила Шуман
"Каменея от боли, живем без надежды", Наталья Щеглова
В самое небо, Наталья Павленко
Время и вечность, Юрий Веселков
"Когда приходит время уходит", Любовь Бледных
Зола или искра, Сергей Сапоненко
Пассажир, Сергей Сапоненко
Предчувствие рая, Сергей Сапоненко
Не пренебрегайте вечностью, Павел Ляшенко
Встреча, Вера Кушнир
Впустите мать!, Вера Кушнир
Черные вехи, Галина Красненкова
Есть ли жизнь на Марсе, Галина Красненкова
Я уйду, Галина Красненкова
"Я глаза поднимаю к небесному своду", Юрий Каминский

 



* * *
Не хорони себя во зле,
Взгляни на жизнь свою иначе.
Поверь, что легче на земле,
Коль не собою озадачен.

Сосредоточься на ином –
Любить, надеяться и верить.
Пусть горести растают сном,
Забудутся навек потери.

Не хорони себя в тоске,
Досадой дерзкою не мучай.
Коль строим планы на песке,
Сгустятся скоро злые тучи.

И могут вдруг померкнуть дни,
Но и тогда в проверках длинных
Мечту свою не хорони:
Невзгоды – к небесам трамплины…
Алексей Дунаев

 



Ступени

За перила вечности держусь,
На ступенях времени скользя.
Над огранкой совести тружусь.
Лишь две формы – «можно» и «нельзя».

В голове звучит сильней: «Дойди!
За большой не постои ценой».
А ступеней много впереди,
И не меньше – за моей спиной.

Я иду, подножку ставит грех:
Плоть моя устроила каприз.
Господи, дай сил подняться вверх,
Не скатившись по ступеням вниз.
Алексей Дунаев

 



Два берега

Два берега – реальность и мечта,
И я корабликом плыву по жизни.
Какой из берегов родней и ближе?
И на каком виднее облака?

На берегу «реальность» всё роднит:
Друзья и близкие, природа даже,
Дорога в гору, что Господь укажет
(Душе моей Он часто говорит).

На берегу мечты лишь красота,
Здесь святость и любовь без укоризны.
Глядишь – и радуешься жизни.
Захватывает неба высота.

«Как выбрать берег?», – сердцем возопил.
Во мне бурьяном проросла тревога.
Но вдруг увидел я, проплыв немного,
Как Бог два берега соединил.
Алексей Дунаев

 



Дорога домой

Цикады трещат упоённо,
Здесь воздух тяжёл и тягуч,
И дышит грудь неба стеснённо,
Синея за ветошью туч.

Соломы желтеющий ворох,
Полыни седой аромат,
Дорожная пыль — горький порох
Разлук и печальных утрат.

Но только пройдя по дороге,
Глотнув суховеев свинец,
Увидишь: вдали на пороге
Тебя ожидает отец.

Он держит светильник горящий,
Распахнута старая дверь.
Зовущий, родной, настоящий —
Твой дом уже близко теперь.

В святых оказавшись объятьях,
Забудешь тревоги пути.
Искупленный Жертвой распятья,
В жизнь вечную сможешь войти.
Александра Обревко

 



* * *
Ах, Земля — чужая сторона,
Чуть обжитый уголок Вселенной!
О другом Отечестве узнав,
Мы к нему уйдем без сожаленья.

Ты, Земля, обиду не таи,
Не суди придирчиво и строго:
Нынешние жители твои,
Завтра, может быть, увидим Бога!

А пока что в хрупкости цветка
И в тревожном ожиданье почек,
Знаешь, как приятно отыскать
Божией любви знакомый почерк.

Но растут грехи, как сорняки,
И порою даже в птичьих песнях
Слышно столько горестной тоски
О нетленной чистоте небесной.

Скоро скажем мы тебе: «Прощай!»
И свершится вмиг переселенье.
Ах, Земля, наш временный причал,
Чуть обжитый уголок Вселенной…
Галина Везикова

 



Ангел-губитель

Он шел устало долом низким,
Служитель неба, а не ада,
Не кровью был хитон забрызган,
А горечью предсмертных взглядов
Он видел то, что и не снилось,
Актерам конъюнктурных фильмов —
Всю гибели слепой немилость,
Весь ужас смерти непосильный.
Он шел страданьем удрученный,
И сожалел с немым надрывом
О жертвах смерти обреченных,
О людях проходящих мимо,
Распознавая в лицах встречных
Святой и чудный образ Божий,
Что был пороком обесцвечен,
Разрушен пошлостью и ложью.
Омыв хитон в потоках ветра,
Очистив меч от струек муки,
Он думал взмыть в чертоги света,
Но некая усталость духа
Его порыв остановила,
И он пошел вокруг селенья…
Усталость — тоже форма силы,
Он ей отдался с наслажденьем,
Его не замечая, травы
Косили люди на покосах,
От леса веяло прохладой,
Бесшумно испарялись росы.
Жужжали труженницы пчелы,
И в солнце утопали дали,
А ветер раздувал подолы
Берез, что поле окаймляли.
И, наслаждаясь чудом жизни,
Душою отдохнув от боли,
Он взмыл в безоблачные выси,
Мечтая о тех днях, в которых
Добра и зла турнир кровавый
Окончится триумфом света,
И меч его в музее Правды
Ржаветь останется на веки.
Наталья Щеглова

 



* * *
В этой временной оболочке
Истомилась моя душа.
В небеса устремляет очи,
Чутко слушает, не дыша.

Ей из горних пределов голос
Говорит об Отчей любви,
Для неё поднебесный город
Во дворцах зажигает огни.

Как прекрасна заветная гавань!
Как спокойно в объятьях Отца!
Дай мне, Отче, земной мой экзамен
С честью выдержать до конца!
Владимир Яскович

 



Вечности начало

Вам кто-то может рассказать такое…
Но только вы не верьте,
Что наша жизнь – не что иное,
Как подготовка к смерти.

Да, с каждым днём мы ближе к ней,
Не сознавая даже.
У чьих-то, может быть, дверей
Стоит она на страже.

Но смерти тех не испугать,
Кто с Господом в завете.
Ведь с ними – Божья благодать,
Они ведь – Божьи дети!

И для таких смерть – не конец,
А вечности начало!
Для всех людей Христос воскрес
И вырвал смерти жало!

Жизнь наша временная здесь –
Путь к неземной отчизне,
Не к смерти подготовка есть,
А к новой вечной жизни.
Людмила Шуман

 



* * *
Каменея от боли,
          живем без надежды,
Все мечты рассыпаются
          в прах,
Только пепел всего
          пережитого прежде,
Да горячий песок
          на губах.
Только гулкое
          небо сапфировой грусти,
Где рубиновых зорь
          догорает
                    обман.
Наша жизнь — это нить
          пересохшего русла,
Что когда-то вела
          в океан.
И туда,
          в эту вечность,
          сквозь все суховеи,
Сквозь отчаянье,
          боль
                    и беду,
Утопая в зыбучих песках
          по колено,
Вопреки всем смертям
          я однажды
                    дойду.
Наталья Щеглова

 



В самое небо

Чернее ночи… Я над ночью.
Полёт, полёт… На небе тьма.
Простор звенит и рвётся в клочья —
Густого мрака бахрома.
Молюсь в себе, молюсь желаньем,
Засветят звёзды впереди.
Земля грозится наказаньем,
А небо шепчет — перейди!
Шумит поток. И ночи влага…
Шумит повсюду ветер-путь.
Моя печаль — в пути отвага,
И здесь уже не повернуть.
Я возвратиться не сумею,
Не остановят жалость, злость.
Лечу в ночи, молюсь и верю,
Что мне бояться не пришлось.
Наперекор чужим злорадствам
Рассвет наступит впереди.
Земля — расплата, наказанье.
А небо шепчет — заходи…
Наталья Павленко

 



Время и вечность


Время ставит кресты
На могилах рабов,
На обломках мечты,
На пожарищах снов.
От начала начал
Время видит конец —
От разбитых зеркал
До разбитых сердец.
Время-враг, время-друг,
Истязатеяь — и врач;
Ангел встреч и разлук,
Демон бед и удач.
Мы теряем его
И находим потом,
Убиваем, транжирим,
Стяжаем, крадем.
Не взирая на все, что мы делаем с ним,
Так же бег его смел, так же неумолим,
И во веки веков, и во все времена.
Остановит его только Вечность одна,
По сравненью с которой ничтожны века:
Как в безбрежное море впадает река,
Время в вечность течет,
И уж близок рассвет,
Когда глас вострубит:
«Больше времени нет!»
Юрий Веселков

 



* * *
Когда приходит время уходить,
Все грани одиночества изведав,
Надежд земных ослабевает нить,
И остаётся лишь любить и верить.
Простить врагов, благословить родных,
На руки Божьи дорогих оставить
И, чтоб с собой не уносить вины,
«Прости Господь!»- произнести устами
Создателю. Но разве нет причин
Хвалить Его в те дни, когда живётся?
Когда едва зажжён фитиль свечи,
Всё впереди и много удаётся?
Но разве нет причин искать ответ
На то, зачем мы здесь, зачем томимся,
Найти Христа и благодати свет
Хранить, творя добро и веря в милость?
Но разве глупо верить и любить
Того, Кем мы живём и дышим,
Кто на земле нам дал сегодня быть,
Кто знает, отвечает, помнит, слышит?
Тогда последний миг, что подойдёт,
Не будет запоздалым озареньем.
Наступит он для вас лишь для того,
Чтоб стать, как звёздный час, благодареньем.
Любовь Бледных

 



Зола или искра

Костёр горит - стремятся к небу искры,
А в Землю направляется зола.
Огонь привольной радостью лучится -
В золе лишь остывающая мгла.

Когда горит накалом чистым пламя,
Не виден в нём холодный, едкий дым,
И к небу золотыми огоньками
Летит, что будет вечно молодым.

А если тот костер бездарно тлеет,
То в нём гнездится вечная тоска,
Огонь его в ненастье холоднее,
Чем толщи вечно мокрого песка.

Золой к Земле иль к Небу искрой чистой
Ты полетишь, когда сгорит костёр?
Ответь скорей, пока не грянул выстрел,
Которым смерть окончит всякий спор.
Сергей Сапоненко

 



Пассажир

Зеленеет июнь или лист опадает
Под курлычущий стон в небесах журавлей,
Над землёю кружится метель вся седая
Иль весна управляет раскраскою дней,

Пассажиром на всё я смотрю из вагона,
У которого взят до конечной билет.
Не хочу выходить на другие перроны,
Не хочу покупать устаревших газет.

Что могу прочитать на пустых полустанках?
Всё старо и печально на тусклой Земле.
Не построено здесь промежуточных станций.
Как чертить чертежи в остывающей мгле?

На конечной сойду без пустых опозданий,
На маршруте моём поезд точно идёт.
Иисус мне подал мир других расстояний.
Станций горькой Земли не вкушаю я "мёд".
Сергей Сапоненко

 



Предчувствие рая

Дождём отшелестев,
Завяла напрочь осень.
Пронзает до крови
Печалью синева.
А ветер без конца
Седые листья просит,
Хотя бы прошептать
Июньские слова.

Но тишина поёт
Прохладную сонату,
В которой
Звуков нет,
А только
Небосклон,
Земля,
Пустынный лес,
Которому не надо
Для солнца отворять
Разбившихся окон.

И даже облака
Вдруг разом похудели,
Куда-то сбросив вмиг
Свой невесомый вес.
Есть в мире у всего
Неписаные цели;
Без боли на Земле
Нельзя достичь Небес.

Где праздник каждый миг
Цветёт, не опадая,
Там сон и темнота
Сливаются в одно.
Зачем себя бодрить
Предчувствованьем мая,
Когда июнь даёт искристое вино?

Мы ждём зелёный май,
Когда ноябрь дышит,
Когда в предзимней мгле
Рождается мороз.
Когда пронзает боль,
Небес порог нам ближе,
Ведь рядом со Христом
Вовек не будет слёз.
Сергей Сапоненко

 



Не пренебрегайте вечностью

Луки 16:19-31

В пластах земли покоится история,
В прах превратились слуги и вожди.
Мелодии поет им ветер скорбные,
И не о них рыдают ли дожди?

Их вечность принимала нераскаянных.
Но невозможен к прошлому возврат.
И представали им дороги Каина,
Приведшие ожесточенных в ад.

Им вспоминались праведные Лазари,
Теснимые за истину толпой.
Но их юродство было светлым разумом,
А путь презренья — Божией тропой.

Но пламя душу жгло еще мучительней,
Что к небу перекрыты все пути,
Что невозможно пасть перед Спасителем
И дивное прощенье обрести.

И закричать хотелось человечеству,
Отчаянья превозмогая боль:
«Страшитесь пренебречь грядущей вечностью,
Отвергнув Искупителя любовь!»
Павел Ляшенко

 



Встреча

Я думаю порой, какою будет встреча
С Ним там, за той последнею межой?
Такою ли, какою в летний вечер
Бывает радостная, трепетная встреча
Влюбленных первою любовью молодой?

Иль облегченной теплыми слезами,
Как встреча сына с матерью родной,
Когда, придя с войны, он в грохоте вокзальном
Искал ее, любимую, глазами
И вдруг, найдя, помчался к ней одной?

Или она подобна будет встрече
Вернувшихся на родину, домой
После разлуки долгой, издалече,
Когда дрожат рыданьем скрытым плечи
У странника от радости немой?

Нет, не дано нам знать, какою будет встреча,
Но верю я, что слиты будут в ней
Частички встреч земных, они, как тот Предтеча,
Готовят нас к заветной вечной встрече,
Которой нет сердечней и теплей.
Вера Кушнир

 



Впустите мать!

Она в автомобильной катастрофе
Разбилася в расцвете юных лет.
Лежит в больнице, заострился профиль,
Во взоре гаснет жизни слабый свет.

В халатах белых, не волнуясь очень,
Врачи шепнули где-то в стороне:
«Она наверно не протянет ночи…»
И слух поймал тот шёпот в тишине.

Пришлите мать! — сказала она строго, —
Велите ей сейчас ко мне прийти!
И мать вошла и встала у порога,
Как бы боясь поближе подойти.

Встань здесь поближе, мам, я умираю…
Меня ты петь учила, танцевать.
Я на рояле хорошо играю,
А вот теперь… мне нужно умирать.

Мне страшно, мам, о Боге я не знаю.
Скажи, ответь, как вечность мне встречать?
Учила жить, но вот я умираю,
А ты не научила умирать…

Мы прославляем матерей так много,
Благоговеем перед словом мать.
Но только мать, что носит в сердце Бога
Детей научит жить и умирать.
Вера Кушнир

 



Черные вехи

Вдоль дороги стоят кресты —
Неожиданные могилы.
Оборвавшиеся мечты,
В тьму ушедшие в цвете силы…

Кто-то просто в машине спал,
Да никто не тряхнул за плечи.
Кто-то лишнего перебрал
Или слишком был темный вечер.

Кто-то лихо войти не смог
В поворот и полег в кювете…
И стоят они вдоль дорог —
Деревянные вехи смерти.

Так и жизнь.
Это трудный путь.
Не проторенная дорога.
И опасно на ней заснуть,
Позабыв и себя, и Бога.

И безумно рискует тот,
Кто в разгоне, без всяких правил,
Без заветов Христа живет:
Мол, для слабых Он их оставил!

А потом этот сильный — А-АХ!!!
И на дно.
И вся жизнь — в кювете.
Пыльный крест в восковых цветах…
Ну, кто в очередь эту метит?

Да, с дорогой земной шутить
Не получиться и на джипе.
Смотрит Бог на твои пути,
Он — особый для нас Смотритель.

Расчертил перед нами путь,
Обозначил до самой цели
Четко, ясно, не как-нибудь,
Чтоб увидели и смотрели:

Льется алая полоса
От Голгофы, от точки старта —
В Царство Божие, в небеса.
Вот каким дорогим подарком

Бог встречает своих друзей!
Вот и думай:
Идти к Голгофе
Или ради крутых затей
Выбрать вечную катастрофу?..
Галина Красненкова

 



Есть ли жизнь на Марсе

С каждым днем и с каждым часом
Все острей встает вопрос:
Есть ли все же жизнь на Марсе,
На планете наших грез?

Спутник спутнику вдогонку,
В замирании земля —
Как проявятся на пленках
Марсианские поля?..

Да, конечно, интересно,
Что покажет марсоход.
Рядом с ним и неуместен
Список всех земных забот.

Плачет бабушка-соседка:
«Вот помру, не услыхав,
Как там красная планета.
Есть ли жизнь на ней?
Кто прав?..»

Вам смешно?
А мне — не очень.
Грустно это, господа.
Не о том мы все хлопочем,
Да и смотрим не туда.

Жизнь на Марсе, на Венере…
Перейдя земной порог,
Мы ответим в полной мере
За себя.
А спросит — Бог.
И за зависть, и за злобу,
И за слезы, и за кровь…
От рожденья и до гроба
Мы себя увидим вновь.

И уже ни дня, ни часа
Мы тогда не утаим.
Там нам будет не до Марса —
Разобраться б со своим!

Что ж, сейчас еще не поздно.
И звучит благая весть.
Я не знаю, как на звездах:
Вечность Божья — точно есть!
Галина Красненкова

 



Я уйду

Я однажды закрою глаза
И уйду,
Как листок отлетает
От ветки.
Дни и ночи окончат
Свою череду…
Безоглядно так,
Я уйду.
Насовсем уйду.

Разомкнутся
Несущие ток провода,
И погаснет
Привычная люстра.
Только вот…
Невозможно уйти
В никуда:
Не бывает в природе
Понятия «пусто»,
Да и не было
Никогда.

Может, это и лучше.
Обидно до слез
Просто так
Раствориться
Туманом…
Мне бы надо решить
Вековечный вопрос,
Только чтобы
Без всяких обманов.
Только чтобы всерьез.

Можно «шутки шутить»
Про чужую судьбу,
Но ведь это не я,
Самолично!
Я однажды закрою глаза
И уйду,
Догорев
Одинокой спичкой.
Я уйду!

А куда?
Знать бы точно
Об этом теперь,
Чтобы жить, не боясь
Дороги.
Кто-то шепчет
До дрожи знакомое:
«Верь…»
Кто-то все говорит
О Боге:
«Он — открытая дверь,
Поверь…

Он Один побеждает
Сомненья и ложь,
Он все знает,
Велик и Вечен.
Ты однажды
Закроешь глаза
И уйдешь.
Он тебе предлагает
Встречу,
Потому что ты тоже
Вечен.
Ты поверь,
И тогда
Поймешь…»
Галина Красненкова

 



* * *
Я глаза поднимаю к небесному своду,
Словно за волосы поднимаю себя
В голубые поля, где в любую погоду
Белокрылые ангелы в вечность трубят.

До чего ж высоко! Можно вмиг заблудится
В беспредельном пространстве, уже не земном,
Может быть, потому, что сюда даже птица
Долететь не смогла бы… И в сердце моем

Слышу я, как сердца чьи-то честные рвутся,
Но вот с небом не стали они заодно,
Потому что, увы, и о небо споткнуться
Можно, если бывает с овчинку оно,

Если ты предпочел Слову Божьему святцы
И живешь только праздником очередным,
Если ты не сумел выше неба подняться,
Чтобы пасть на колени пред Богом живим.
Юрий Каминский

 

 

ГОЛОВНА   •   ПОЕЗІЯ   •  ПРОЗА  •    РУССКАЯ ПОЭЗИЯ   •   ПОЕТИЧНА МАЙСТЕРНЯ