Головна

Християнство в поезії
Християнські автори
Поезія за темами
Дитячі вірші
Християнські мотиви у творчості класиків

Русская христианская поэзия
Русская христианская поэзия по авторах
Русская христианская поэзия по темах

Поетична майстерня
Про поезію з гумором
Цікавий інтернет

Що? Де? Коли?

 

Замовити
поетичну збірку

Поезія віри

Осоння віри

Замовити
поетичну збірку

 

Ваші побажання та ваші поезії надсилайте на адресу
poet.vav@gmail.com





Увага!
Це стара вірсія сайту. Через деякий час вона не працюватиме.
Переходьте на нову версію сайту "Українська християнська поезія"

 

Русская христианская поэзия

 

Жизнь как она есть

Страницы  2


Время, Вера Кушнир
В плену часов..., Вера Кушнир
Бег с препятствиями, Вера Кушнир
Листья и семена, Вера Кушнир
Перемены, Вера Кушнир
"Когда радостно в жизни", Юрий Вавринюк
"Отшумели грозы, отшумело лето", Юрий Вавринюк
Плач об утеряном, Юрий Вавринюк
Монолог старого еврея, Юрий Каминский
"А над землей обетованной", Юрий Каминский
"А чем измерить жизнь? Годами", Алексей Дунаев
"Ценней и выразительней искусства", Алексей Дунаев
"Что нам ценнее в жизни краткой", Алексей Дунаев
"Дышать и есть – не значит жить", Алексей Дунаев
"Я радость собирал в судьбе по крохам", Алексей Дунаев
"Не напугает мир непостоянством", Алексей Дунаев
"Я долго Господа просил", Алексей Дунаев
"Сколько нужно в судьбе потерять", Алексей Дунаев
"Печать прошедших бурно лет – на лицах", Алексей Дунаев
Не утонуть, Алексей Дунаев
Обида, Алексей Дунаев
Мост, Алексей Дунаев
Предназначение жизни, Алексей Дунаев
Откровенность, Алексей Дунаев
Война со временем, Алексей Дунаев
Трагедия, Алексей Дунаев
"День каждый – новая война", Алексей Дунаев
"Уж зажигается небо свечами", Алексей Дунаев
"Судьбу не нужно понимать", Алексей Дунаев
"Пирует царь, плетётся нищий", Алексей Дунаев
Два мира, Алексей Дунаев
Аксиомы, Сергей Сапоненко
Ты в седле. Ты избран победить, Александра Обревко
У каждого бывают испытания, Александра Обревко
В последний день откроются все тайны, Александра Обревко
Есть люди, как забитые оконца, Александра Обревко
На развалинах синагоги, Александра Обревко
Желудь, Александра Обревко

 

Время

Как-то совершенно незаметно
Тянутся, бегут, уходят дни.
Вот июль прошел... Проходит лето.
Жизнь проходит, гаснет тихим светом,
Мы летим, но, к счастью, не одни!

Мы летим с другими плечи в плечи,
А порою и рука в руке.
Тени все длинней, все ближе вечер,
Нас несет вперед попутный ветер,
Словно парус легкий по реке.

Тот поток ничем не остановим.
Время создал Бог, чтобы текло.
И течет... А мы глазами ловим
Свет в окне в плену земных условий,
Но тускнеет с каждым днем стекло.

Время – поезд. Дни летят, как вехи,
Все назад, назад, в глухую даль.
В мир забвенья навсегда, навеки,
Мчатся неудачи и успехи,
Мчится наша радость и печаль.

Только Тот, Кто здесь вот с нами рядом,
Только Тот, Кто делит наши дни,
Даже и холодным листопадом
Греет нас любви и дружбы взглядом,
Верностью прочней, чем у родни.

Только ради этой тесной связи,
Ради этой близости святой
Стоит жить, хранить себя от грязи,
И под небом из ажурной бязи
Отыскать свой прииск золотой.
Вера Кушнир

 

В плену часов...

(Мысли под Новый год)

В плену часов, рабами циферблата
Мы стали с ученической скамьи.
Вихрастые девчонки и ребята
Уже считали дни-часы свои.

Считали годы чуть ли не с пеленок:
Пять с половиной, шесть, почти что семь!
И рос в семье потомок-постреленок,
В расчеты лет запутанный совсем.

Календари в расчетах помогали.
На них всегда виднелись наперед
Все выходные, праздники... Кругами
Мы обводили их, ведя учет.

Потом часы назначенных свиданий,
Вторя биенью сердца в унисон,
Пугали нас возможным опозданьем
Или забвеньем, уносящим сон.

Часы томлений, долгих ожиданий,
Минуты счастья и блаженства миг
Слагались в жизнь из смеха и рыданий,
Улыбок, слез, разрывов и интриг.

Дни юбилеев, бракосочетаний,
Рождения и смерти дорогих
Оставили рельефность очертаний,
Неизгладимостью следов своих.

И врезалась навек на сердце дата
Сладчайшей встречи на пути земном,
Когда, признав греховность, виновато
Мы на колени пали пред Христом.

Совсем иное летоисчисленье
Мы начали с того святого дня,
Когда душою приняли прощенье
И искру от небесного огня.

Но счет идет... Мы все еще под небом
С размеренным движением светил.
И близок день, единый на потребу,
Когда Господь нас снова посетит.

И уведет в страну совсем иную,
Без циферблатов и календарей
И без понятий, что теперь волнуют,
Без пресловутых «позже» и «скорей».

Утратят смысл часы, недели, годы,
И прекратится времени учет.
С надеждою на этот вид свободы
Еще один встречаем Новый год!
Вера Кушнир

 

Бег с препятствиями

Моя жизнь – с препятствиями бег.
Гладкий – был бы малоинтересным,
Как без слез неинтересен смех
И без грусти песни, как не песни.

В радости хвалить Творца – одно,
А в беде – совсем другое дело.
Я души нащупывала дно,
Когда в лапах горя было тело.

Я ценю вернувшийся покой
Лишь за то, что был он мной потерян.
Дорожу Спасителя рукой,
Вырвавшей меня из пасти зверя.

Все беру усилием, в поту.
Ничего легко не достигаю.
За преграду рвуся, за черту,
Падаю, встаю, изнемогаю...

Смотрит память на препятствий ряд,
На преодоленные барьеры.
А вдали огни манят, горят
И зовут на испытанья веры.

И когда последний перевал
Позади останется пройденным,
Я по праву сделаю привал,
Богом данный от Него рожденным.
Вера Кушнир

 

Листья и семена

Нам осень раздает не только листья –
Она нам рассыпает семена.
И рыжая окраска ее лисья,
Как золото созревшего зерна.

Летят на парашютиках-пушинках,
Стреляют из коробочек, как дробь,
И падают на землю, как снежинки,
Беззвучную в ней вызывая дрожь.

Срываясь, листья на ветру кружатся,
Срываясь, тихо вьются семена
Все ниже, ниже, чтоб к земле прижаться
И лечь в нее для временного сна.

И под давленьем зерен невесомых
Покорно разверзается земля,
Чтоб выносить в своей утробе темной
И превратить в зеленые поля.

Бессмыслицы у Бога не бывает.
Сменяются у года времена.
Дожди весною землю поливают,
И плод приносят зерна – семена.

И знаю я, когда желтеют листья
И осень мне про старость говорит,
Что, сколько ни проси и ни молись я,
Зима придет и все преобразит!

И жизнь, что в сердце мне Господь посеял,
Когда-то расцветет и явит плод.
Ведь невесомое, невидимое семя
Во мне живет, живет, живет!
Вера Кушнир

 

Перемены

За каждым поворотом что-то новое...
За дверью тайны новые видения.
Гляжу вперед восторженно, взволнованно.
Труда названье переименовано,
Но не переменилось направление.

Все та же устремленность назначения,
Все то же чувство срочной неотложности,
Все та же острота как ощущения,
Так и единой цели посвящения,
Все те же безграничные возможности.

В пути не раз менялось окружение,
Среда менялась, люди и условия,
Но не менялось с Господом сближение,
Ни жажда до последних дней служения
Достойному и жертв, и славословия.

Я перемену принимаю радостно,
С благодареньем и надеждой новою.
И поворот пути с нерезким градусом
Толкую для себя небесной радугой
И знаменьем того, что обетовано.
Вера Кушнир



* * *
Когда радостно в жизни,
Когда верят и ждут,
Вдалеке от отчизны
Часто люди поют.

Когда встретится горе,
И надежду убьют,
Если штормы, как в море,—
И в печали поют.

Лишь одно не разбудит,
Не растопит ком льда —
Равнодушные люди
Не поют никогда.
Юрий Вавринюк



* * *
Отшумели грозы, отшумело лето,
Отшумели детства, юности года...
И стучится осень грустная за этим,
Полная печали, скорби и труда.

Лишь вчера казалось все таким прекрасным,
Наслаждайся жизнью, радуйся, цвети...
Ах, каким же бедным, жалким и несчастным
Ты бредешь по этом жизненном пути.

Но ведь все так сложно на земной дороге,
Сколько так колючек, трудностей и слез.
Сколько раз ты в горе обращался к Богу —
Он всегда решал твой жизненный вопрос.

Может, жизнь поставит новые задачи,
Новые преграды встретишь на пути,
Все равно ты должен по долине плача
Уставать, томиться, падать, но — идти.
Юрий Вавринюк



Плач об утеряном

Дыхание зла омрачает планету
И бремя греха тяготит шар земной.
И так незаметно Исус с Назарета
Идет средь толпы развращенной и злой.

Никем Он не понят, никем не услышан
В двадцатый научный и сказочный век.
В безбожьи и мраке заглушенно в душах
Возвышенно-вещее «Се, Человек!»

Отжитый, ненужный, смешной и немодный,
Он молча шагает по грешной земле.
Он ищет уюта в сердцах озлобленных,
Погрязших в жестокости, злобе и зле.

Куда Ты исчез, странный плотник-Мессия?
Неужто уходишь из грешной земли?
Опять нужен Ты, Твоя жертва спасенья —
Твой крест позабыт и оставлен в пыли.

Мы просим: приди к нам, прости за измену,
Что разрушены храмы, устои семьи.
Прости за неверье, берлинские стены,
За курс атеизма на школьной скамье.

Ты дай нам любовь, о которой забыли,
Спаси от болезни притворства и лжи.
Ты нас подними с этой жизненной пыли,
Устали мы все от взаимной вражды.

Дай силы поднять взоры с верою к Богу,
И что-то потомкам в наследие дать.
Чтобы наших детей перед жизни дорогой
Не страна воспитала, а мать...
Юрий Вавринюк



Монолог старого еврея

Я стар, как этот старый белый свет.
Я помню, как меня, в обход идиллий,
Водили по пустыне сорок лет
И за нос семь десятков лет водили.

Я Беломорканал на грани сил
Тянул сквозь униженья и обиды.
Вглядись: в нем отразились пирамиды,
Которые я тоже возводил.

Но мне, чья жизнь к концу идет, всегда
Сквозь фальшь речей и черные руины
Светила, как Полярная звезда,
Звезда Давида на спине у сына.

Засох я, как забытая лоза,
Сгорел, как в засуху сгорает просо,
И даже Моисеев чудо-посох
Не смог бы увлажнить мои глаза.

Я пережил друзей и три войны,
Слез больше нет во мне, я – просто кляча,
Но я есть продолжение стены,
Которую зовут Стеною плача.

И все-таки твержу я вновь и вновь,
Осилив горьких пятилеток шмоны:
– В конце Стены вас, люди, ждет Любовь –
Та, что мудрей всех притчей Соломона.
Юрий Каминский



* * *
А над землей обетованной
Звезда библейская горит.
Я здесь, конечно, гость желанный,
Хотя не весел и не брит.

Но здесь, где жестче камня травы,
Где зной, как зверь голодный, лют,
Слова, написанные справа
На сердце, прямо в сердце бьют.

Но застарелые, литые,
Кровавым распрям вопреки,
Здесь, под Стеною плача, злые
Оттаивают желваки.

И все же я, друзьями званный
На все готовое, до слез,
Как по земле обетованной,
Грущу по шелесту берез.

Сейчас дохнет полдневным жаром
Чужая, в общем-то, страна,
Но оборвется Бабьим Яром
Из слез отлитая Стена.
Юрий Каминский



* * *
А чем измерить жизнь? Годами,
Потраченными на себя?
Измученной души рывками,
Когда старался жить любя?

А может, жесткою борьбою
С грехом, когда чуть не упал?
Измерить жизнь нельзя собою,
Когда себя Христу отдал.

Измерить жизнь лишь можно Богом –
Насколько в ней Он господин.
Когда окончится дорога,
Оправдан будешь иль судим.

Оправдан будешь Милосердным,
Коль обновить судьбу решил.
Осудит Бог за выбор смерти,
За все грехи, в которых жил.

Делами жизнь свою итожим.
И совесть – словно Божий глас.
Измерить жизнь мы жизнью можем –
Насколько заполняет нас.
Алексей Дунаев



* * *
Ценней и выразительней искусства –
Опрятность, привлекательность души,
Когда умело выражаем чувства
И мертвым пустословьем не грешим.

Когда шаги осмысленны и с верой,
И тишина господствует в груди.
Когда в судьбе ступает совесть первой,
А не желанья скачут впереди.

Когда хватает сил остановиться
И смело Господу сказать: «Прости!».
Когда решаем сердцем обновиться,
А также изменить свои пути.

Когда и в вере и в любви искусны,
И не прельщает дьявольский обман.
Ценней и выразительней искусства –
Поступками написанный роман.
Алексей Дунаев



* * *
Что нам ценнее в жизни краткой?
Какая нас пленит краса?
Господь кладет нас на лопатки,
Чтоб мы взглянули в небеса.

Когда в напыщенности сытой
Идет по жизни человек,
Им часто истина забыта,
Ему противен Божий свет.

И лишь когда сгустятся тучи
И загремит в судьбе гроза,
Он взмолится: «Господь могучий,
Открой моей душе глаза!»

Взмолись и ты на поле брани,
Душою не ожесточись,
И Небеса откроют длани,
В которых мир, любовь и жизнь.
Алексей Дунаев



* * *
Дышать и есть – не значит жить.
Иметь глаза – не значит зреть.
Учи людьми нас дорожить,
В святом служении гореть.

Учи прощать и принимать
Чужих и близких – без обид.
И почитать отца и мать,
Хранить покой во время битв.

Учи смиряться пред Тобой,
Искать ответы лишь в Тебе.
Довольным быть земной судьбой
И в тишине и в молотьбе.

Учи довериться волне,
Волне любви большой, святой.
И помоги, Всевышний, мне
Войти в Небесный город Твой.
Алексей Дунаев



* * *
Я радость собирал в судьбе по крохам,
Но, к сожалению, не в тех местах.
Лишь в Господе – счастливая эпоха,
А в грешном человеке – смерти страх.

Земля в галактике – смятенный муравейник,
Где большинство людей своим живет.
Я вырваться хочу, обыденного пленник,
Из будней и с мечтой отправиться в полет.

Летит не время, а душа живая,
Бегут не годы, а людское «я»…
Под перестук колес судьбы-трамвая
Проходит жизнь нескучная моя.

В ней есть зима, весна и даже лето,
Низина будней и гора мечты.
Чем больше в жизни яркости и света,
Тем ощутимей тяжесть темноты.
Алексей Дунаев



* * *
Не напугает мир непостоянством:
С рожденья привыкал к земной борьбе.
Боюсь иного – глупого упрямства
И тихого предательства в себе.

Мы часто силимся понять кого-то,
Хотя полно загадок в нас самих.
Зачем чужие чащи и болота,
Когда пытаюсь выйти из своих?

На карте жизни собственной – пунктиры:
Дороги прошлого отмечены на ней.
Опасно заблудиться в грешном мире,
В себе же затеряться – пострашней.
Алексей Дунаев



* * *
Я долго Господа просил
Ответить на одну молитву.
Но ждать я выбился из сил.
Молчанье – как по сердцу бритвой.

Не понимал любви такой.
Ведь всё под силу Тебе, Боже!
Я потерял святой покой
И веру, что богатств дороже.

Однажды в полной тишине,
Когда не мог сомкнуть я веки,
Проговорил Господь ко мне:
«Я знаю всё о человеке!

Я знаю будущность его,
Желанья, мысли и дороги,
Грехом больное естество,
А также планы и тревоги.

Я доброго не утаю.
Сердца любовью обретаю.
А если что-то не даю,
От злого предостерегаю».
Алексей Дунаев



* * *
Сколько нужно в судьбе потерять
И как сильно в пути оступиться,
Чтобы голову к небу поднять
И в молитве к Творцу обратиться?

Сколько нужно на грабли ступать,
Чтобы их обойти догадаться?
Сколько истину нам изучать,
Чтобы Господу сердцем отдаться?

Пусть понятен нам каждый вопрос,
Но ответить придется на деле.
Коль с себя мы не спросим всерьез,
Потеряем и то, что имеем.
Алексей Дунаев



* * *
Печать прошедших бурно лет – на лицах,
И время продолжает в вечность течь.
Как важно нам на жизненных страницах
Любовь и верность Господу сберечь.

Тускнеет взгляд, но сердце наше зорче.
Слабеет тело, дух зато – сильней.
Всевышний – нерушимой веры Зодчий
И Вдохновитель плодоносных дней.

Господь оценит нашу верность в малом,
Воздаст сторицею за все труды.
И не беда – когда душа устала,
Беда – коль не изведала беды.
Алексей Дунаев



Не утонуть

Когда апостол по воде
Пошел Спасителю навстречу.
На волны в страхе поглядел –
И погрузился в них по плечи.

Вот так и мы: боясь шагнуть,
Загрузли в толще обстоятельств.
Нам только бы не утонуть
В трясине собственных предательств.

Не утонуть в тревогах дней
И пеной чувств не захлебнуться,
Но верить Богу всё сильней
И сердцем к небу прикоснуться.

Нам важно в жизненной борьбе,
Когда волнует что-то душу,
Не утонуть в самих себе,
Но выбраться на Божью сушу.
Алексей Дунаев



Обида

В несправедливости томится
Словами битая душа.
Обида рыкает, как львица,
Огнем возмездия дыша.

И нет уже внутри покоя,
Змеёю шепчет злая боль:
«Да как я вынесу такое?!
Никто он в жизни! Пешка! Ноль!»

Душа от ненависти тлеет,
Пыхтит и шашкою дымит.
И жизнь от копоти чернеет,
А рана всё сильней болит…

Уже от гари задыхаясь,
Поднять сумел свои глаза
И к Богу возопил: «Я каюсь!..»,
И мне открылись небеса.

Распятие Христа увидел,
Как Он молился за врагов.
Народ Тебя сильней обидел,
Но Ты прощать всегда готов.

Ну почему Святой и Чистый,
Прощает зло, людей любя,
А я, в пороках, голосистый?..
Мне стыдно очень за себя!
Алексей Дунаев



Мост

Из «вчера» мы в «завтра» переходим
По мосту «сегодня». На пути
Многое теряем и находим,
Всё пытаясь главное найти.

Волны времени нас намочили,
Вечности порыв – не устоишь.
Но меня вперед идти учили
В злую бурю, в ласковую тишь.

И душа над бурею шагает,
Под ногами – талых дней вода.
Временное в сердце умирает,
Выживает вечное всегда.
Алексей Дунаев



Предназначение жизни

Всем разгадать бы тайну бытия,
Понять бы сердцем истину от века:
Должно заботить внутреннее «я»,
А не условья жизни человека.

Живем не для морщин, не для седин,
Не для того, что в будущем истлеет.
Пусть на земле ты – царь и господин,
Но никого «коса» не пожалеет.

Разумно ль тратить жизни пару лет,
Чтоб наслажденьям придаваться слепо?
А люди ищут для желудка хлеб,
Оставив душу без Святого хлеба.

Не утонуть бы в море пустоты
И не отдаться прихоти теченью.
Понять бы, что для Бога значишь ты,
И выполнить Его предназначенье.
Алексей Дунаев



Откровенность

Я откровенности хочу.
Не от кого-то – от себя.
И совести, как палачу,
Отдамся, о грехах скорбя.

Зачем себе нахально лгать,
Когда стараюсь пред людьми
Чуть лучше и святее стать?
Дух, лицемерьем не дыми!

Ответь начистоту, душа:
Довольна ли своей судьбой?
Иль у тебя нрав торгаша?
Продашься ли за куш любой?

Имеешь счастье или нет?
Прошу: в ответах не криви.
Коль ты не дашь прямой ответ,
Как мне довериться любви?

Чтобы кому-то доверять,
Быть честным надобно в себе.
Себя опасно потерять
В позоре или в похвальбе.
Алексей Дунаев



Война со временем

Как жаль, что смертный люд
О вечном забывает.
Часы ритмично бьют,
Мы время убиваем.

Ни женщин, ни мужчин
Война щадить не хочет.
И рытвины морщин,
И души кровоточат…

За то нам время мстит,
Что годы убивали.
И к финишной летит,
Мы опытом отстали.

Нещадно бьет недуг
По мышцам и суставам.
Когда-то, милый друг,
Считали жизнь забавой.

И жили не спеша,
Здоровье ведь имели.
Теперь за жизнь душа
Воюет в смертном теле.
Алексей Дунаев



Трагедия

Прощение – небесный пьедестал.
Как трудно на вершине оставаться!
Трагедия не в том, что ты упал,
А что никак не хочешь подниматься.

Порокам и грехам покорный раб,
Лежишь в цепях у Божьего колодца.
Трагедия не в том, что ты ослаб,
А что духовно перестал бороться.

Любить и свято верить охладел.
Во мраке злости ближнего обидишь.
Трагедия не в том, что проглядел,
А что уже ты ничего не видишь.
Алексей Дунаев



* * *
День каждый – новая война.
Как устоять в духовной битве?!
Душа лишь в Господе сильна,
Когда покоится в молитве.

Когда себя пред Ним смирит:
«На всё да будет Божья воля».
И сердцу Бог проговорит,
Как будто ветер дунет с поля.

Какая милость, благодать –
Вести в тиши с Творцом беседу!
Душа готова всё отдать,
Чтоб одержать над злом победу.

Так постоянно жить в борьбе –
У святости и зла на стыке,
И задавать вопрос себе:
Насколько близок я к Владыке?
Алексей Дунаев



* * *
Уж зажигается небо свечами,
И настают холода.
Часто в суетности не замечаем:
Время течёт, как вода.

Пусть достижений вагон за плечами,
Впрочем, а нам ли считать?
Часто в суетности не замечаем,
Что нам сегодня свершать.

К пристани неба мы скоро причалим,
Свет маяка уж горит.
Часто в суетности не замечаем,
Что же Господь говорит.
Алексей Дунаев



* * *
Судьбу не нужно понимать,
Ее барьеры и капризы.
Суметь бы нам всё принимать
И облекать в святые ризы.

И дождь, и ветер, и жару,
Успехи, тишь и неудачи,
И то, что нам не ко двору,
И отчего душою плачем.

Не ошибается Господь,
Но это мы недальновидны.
Не знает страждущая плоть,
Что гладкий путь не безобидный.

Бог всё свершает для души,
Во имя нашего спасенья.
Пусть вымирают в сердце вши,
Чтоб мы имели очищенье.
Алексей Дунаев



* * *
Пирует царь, плетётся нищий,
По сути, все у жизни на плаву.
Ведь смысл бытия не в пище,
И не единым хлебом я живу.

Пора открыть глаза на вечность,
Свое же сердце закопали в тлен,
А вместе с ним и – человечность,
Не преклоняем пред Творцом колен.

Растратить глупо жизнь земную
На пустяки, что в будущем сгниют.
Бог хочет дать судьбу иную,
О ней на небе ангелы поют.

Сегодня, может, жизни праздник,
Но ты задумайся: а что потом?
Всего дороже стоит праздность.
Пока есть время, примирись с Христом!
Алексей Дунаев



Два мира

Мое тело – из глины,
Мое сердце – из песен.
Мир земной – паутина,
А небесный – чудесен!

Кандалы и свобода…
То полет, то паденье.
То простор небосвода,
То земное томленье.

То прилив мощной силы,
То смертельный упадок.
Мое тело – из глины,
А душа – из загадок.
Алексей Дунаев



Аксиомы

Кто не жил, тому не умирать.
Кто не пел, тот вряд ли замолчит.
Не сорвёт с души тоски печать,
кто не плакал никогда в ночи.

Кто смеётся, будет слёзы лить.
Кто богат, тот бедность обретёт.
Потеряет мигом свою прыть,
кто о ближнем не несёт забот.

Кто любил, любовью станет жить.
Верит кто, тот воплотит мечты.
Кто впустил надежду вглубь души,
тот познает радость высоты.
Сергей Сапоненко



Ты в седле. Ты избран победить

Ты в седле. Ты избран победить.
При оружьи, в блещущей броне.
Тянется дороги узкой нить,
Растворяясь в солнечном огне.
Без друзей. (Ты к этому привык:
Спешились в житейской суете).
Знал небес чарующих язык,
Верил в путь и верен был мечте.
Воевал. Был ранен. Но всегда
Выходил из битвы со щитом.
И победой каждая беда
Завершалась. Сорванным листом
Много лет пространствовав один,
Помнил предсказания слова:
«Скоро возвратится Господин», —
Хоть твердила разное молва:
Что просрочен самый поздний срок,
Что захвачен замок и сожжен,
Что ошибся, якобы, пророк...
Но надеждой ты вооружен,
В сердце Царство Истины храня,
Как любви единственной завет,
Треплешь гриву белого коня,
И летишь на нем туда, где свет.
Александра Обревко



У каждого бывают испытания

У каждого бывают испытания…
Врываясь в нашу жизнь как наводненья,
Они во благо, не для наказания:
Мы в них растем и учимся смиренью.

Они лавиной иногда вторгаются,
В свой плен берут, разбрасывая сети.
Из них лишь верой искренней спасаются
И учатся за ближних быть в ответе.

Когда ко мне приходят испытания,
Рождаются молитвенные строфы
Тому, Кто знает цену Гефсимании
И пережил позорный крест Голгофы.
Александра Обревко



В последний день откроются все тайны

В последний день откроются все тайны,
И пелена спадет с печальных глаз.
Тогда поймем: все было не случайно
В судьбе земной у каждого из нас.

Узнаем цену выбора и шага,
Несказанных кому-то нежных слов.
И как бесценна вера и отвага
Среди неверья и греха оков.

И без ответа многие молитвы
Окажутся исполненными всрок,
И что в моменты самой страшной битвы,
Никто не оставался одинок.

Увидят все, как бережно, надежно
Хранил Господь среди земных тревог.
В Нем стало невозможное возможно.
Окончен путь. Мы дома. С нами Бог.
Александра Обревко



Есть люди, как забитые оконца

Есть люди, как забитые оконца,
Не видящие ласкового солнца:
Заложенные глухо кирпичами,
Закрытые решетками-замками.
Такие окна кажутся слепыми.
Нам не понять, что прячется за ними.
Возможно, пустота и мрак клубится,
Жизнь замерла. Легко стеклу разбиться, —
И вместо стекол вырастают стены,
Чтоб оградить от боли, от измены.
Но в самовольном этом заточеньи
Живет душа в надежде на спасенье.
За створками жемчужиной таится,
Раскрыться и довериться боится.
Но свет любви живителен и нежен,
Вселяет силы, если ты повержен.
Он открывает горизонты веры,
Дает покой и благодать без меры.
И тем, кто в заточении томится
Свободу дарит окрыленной птицы.
Не прячьте сердце под семью замками.
Хранимое пронзенными руками,
Оно не разобьется. А под вечер
В нем запылают трепетные свечи.
И словно мотыльки, на свет слетятся
Друзья, и захотят навек остаться,
У огонька, сияющего ясно.
Откройте окна, люди! Жизнь прекрасна!
Александра Обревко



На развалинах синагоги

Я вижу тех оставшихся немногих,
кто пережив войну, нашел спасенье,
стоящих на углу у синагоги,
растерзанной, как судьбы их и семьи.
Вернулись на родное пепелище,
откуда их истоки и основы, —
теперь же ветер здесь приюта ищет,
средь тьмы над бездной. Но всесильно Слово,
из ничего воздвигшее творенье.
Надежду возродить ему не сложно,
поднять из пепла, воскресить из тленья
и жизнь вдохнуть, — все для него возможно.

Читалась здесь история завета,
молитвы пелись и горели свечи.
Но и сейчас не стало меньше света,
и этот свет любые раны лечит.
Я верю, что отстроятся руины,
вновь зазвучат святой язык и пенье,
благословят Всевышнего раввины
рожденного в свободе поколенья.
Александра Обревко



Желудь

В одном желуде заключены тысячи лесов
(Чья-то мудрая фраза)

Вот желудь. В нем скрываются леса:
Могучие, высокие дубы
Упрутся пышной кроной в небеса,
Листом ажурны, а корой — грубы.

Он мал и непригляден средь корней.
Осенним ветром сорван иль дождем
И брошен в землю, черноты черней,
Как будто к ней надежно пригвожден.

За что, зачем он с высоты — сюда,
Так низко, неожиданно упал?
А крупных капель дождевых слюда
Блестит в траве как дымчатый опал.

Ответ на свой вопрос не находя,
Он замер и всю зиму прохандрил.
Пришла пора весеннего дождя,
И тот надеждой желудь ободрил.

Умыл его и дал простой совет:
Ты не грусти, а к солнышку тянись.
И Тот, Кто сотворил вначале свет,
Тебе поможет. Ну же, улыбнись!

С тех пор он ввысь тянулся каждый день
И стал прекрасным деревом в свой срок.
В жару людей его хранила тень,
И он был счастлив и не одинок.

Стремитесь вверх, не плачьте о земном.
Раскрасьте жизнь в надежды яркий цвет.
Леса хранятся в желуде одном,
А в вашем сердце — Тот, Кто создал свет.
Александра Обревко

Страницы  2

 

 

ГОЛОВНА   •   ПОЕЗІЯ   •  ПРОЗА  •    РУССКАЯ ПОЭЗИЯ   •   ПОЕТИЧНА МАЙСТЕРНЯ