Повесть о добром самарянине

Ты слышал повесть о несчастном, 
как он широкой шел тропой 
и был злодеями ужасно 
избит и брошен чуть живой?

И как Христос, склонившись с лаской,
его навеки спас, любя?
Ты думаешь, что это—сказка
и не касается тебя?..

Но это—правда. Брось сомненья! 
Ведь в этом случае, друзья, 
я сам — свидетель злоключенья: 
ведь тот израненный был я!

То я шагал тропой беспечной 
прочь от Создателя любви 
и был разбойниками встречен, 
оставлен чуть живой, в крови,

избитый, жалкий и раздетый 
я умирал, шепча в бреду: 
—Зачем я шел дорогой этой? 
Зачем я жил спиною к свету? 
Зачем любил я темноту?

Но—о, какой счастливый случай!  
Дорогой той в Иерихон 
священник шел. Один из лучших, 
из соблюдающих закон.

Я ждал с надеждою несмелой. 
Он бросил взгляд неторопливый, 
края собрал одежды белой 
и... обошел меня брезгливо!

...Темнело. Я лежал разбитый, 
Как вдруг увидел над собой 
взгляд изучающий левита! 
Качал он долго головой...

Вот каково! — сказал он строго.— 
Возмездье Божье за порок!— 
И прочь пошел своей дорогой, 
как видно, получив урок.

Плохими я был искалечен, 
хорошими—пренебрежен. 
Я просто погибал до встречи 
с Тем, Кем навеки был спасен.

...Я помню взгляд Его лучистый
 и слез божественных кристалл. 
Он наклонился низко-низко 
и близко заглянул в глаза.

Он так был чист от троп греховных, 
далек от этого пути, 
что понял я: сюда пришел Он 
затем лишь, чтоб меня спасти.

Он ран гноящиеся язвы 
Своей рукой перевязал. 
А почему я наг и грязен, 
меня Он спрашивать не стал.

Елеем слов небесных, нежных 
смягчая боль моих скорбей, 
меня одел в Свои одежды, 
не беспокоясь о Себе.

...Я помню, как в забвенье зыбком: 
Он вез меня, шагая рядом, 
как будто принял по ошибке 
за Своего родного брата.

Меня в гостиницу устроив
на всю мою земную жизнь, 
Он милость обещал утроить, 
когда вернется, только жди!

За что?!  смотрел я потрясенно, 
как за меня вносил Он плату. 
Не знал, что Богом был спасен я, 
Отцом, Создателем и Братом...

Спасенный милостью и чудом 
с тропы, ведущей в адский мрак, 
я ни за что теперь не буду 
без Иисуса—ни на шаг.

Ведь это Он, склонившись с лаской, 
меня навеки спас, любя! 
Не думай, друг, что это сказка 
и не касается тебя.

Любовь Батанова


Разработка веб сайтов