Умерший и воскресший

Упала слеза на горячий песок,
И Кровь на ланитах застыла.
Полдневное солнце, как красный цветок,
В зените, казалось, застыло.

Гремели доспехи, звенели мечи,
Блестели на солнце палящем,
И громко смеялись, бранясь, палачи
Над Агнцем, на древе висящим.

От громкого крика: «Распни!» — мир оглох,
Наполнился злобой и ложью…
Такое терпеть людям смог только Бог,
Простить им – смог только Сын Божий!

Как мог Всемогущий Небесный Отец
Отдать на заклание Сына?!
Такая любовь для отцовских сердец
Воистину непостижима!

А как была явлена Сыном она
До самых последних мгновений?!
Останется тайной она для ума,
Для сердца — всегда вдохновеньем.

Прощал Он, когда не прощали Ему,
Любил Он, когда проклинали,
Отмщеньем за зло не воздал никому, —
И тем, кто Его распинали.

За все человечество кровь пролилась
Ценой искупленья бесценной,
Голгофа над грешной землей поднялась
И сделалась Центром Вселенной!

И, все расширяя объятья свои,
Во всей мировой круговерти,
В веках Крест Голгофский стал осью земли,
Чертой между жизнью и смертью!

И в самом зените Любви неземной
И славы незыблемой, вечной
Единый Господь – Бог Отец, Дух Святой
И Сын, Умерший и Воскресший!

Яков Бузинный

Просмотров: 117


Разработка веб сайтов