«Киноварные искры на луг раскрошив»

*   *   *

Киноварные искры на луг раскрошив,
рдели мак и адонис. Был месяц авив.
Меж стогов запыленных оливковых крон
известняк позвонков обнажал Елеон.
Холодало. Луны белоснежной кальвин
дозревал над притихшею далью равнин.
Отражаясь от каменных стен неодим
тускловато мерцал на отмостках. Один
луч остывшую твердь сколупнувшей звезды
почивал на откосах. Напев агады
раздавался из горницы. Терпкий марор,
огорчая трапезу, заполнил простор
острым запахом травным. События ход
приближался к завету. Молитва, и вот
руки Божьего Сына коснулись мацы.
(Зеведеев отметит: «Пишу вам отцы...» —
их, постигших небесного царства азы,
приобщил Он плода виноградной лозы.)
инстинктивно почуяв смертельную грань,
ко груди Иисуса припал Иоанн. —
Взгляд учителя светлый затмила печаль
и звучала растерянность в каждом: «Не я ль?»
Под предлогом постылый прервав разговор,
сын погибели вышел бесшумно во двор.
___
«Почему эта ночь не такая как все?» —
...только мелкая зыбь по Аккабской косе.

Доминика Дэм

Просмотров: 73


Разработка веб сайтов