Монолог старого еврея

Я стар, как этот старый белый свет.
Я помню, как меня, в обход идиллий,
Водили по пустыне сорок лет
И за нос семь десятков лет водили.

Я Беломорканал на грани сил
Тянул сквозь униженья и обиды.
Вглядись: в нем отразились пирамиды,
Которые я тоже возводил.

Но мне, чья жизнь к концу идет, всегда
Сквозь фальшь речей и черные руины
Светила, как Полярная звезда,
Звезда Давида на спине у сына.

Засох я, как забытая лоза,
Сгорел, как в засуху сгорает просо,
И даже Моисеев чудо-посох
Не смог бы увлажнить мои глаза.

Я пережил друзей и три войны,
Слез больше нет во мне, я — просто кляча,
Но я есть продолжение стены,
Которую зовут Стеною плача.

И все-таки твержу я вновь и вновь,
Осилив горьких пятилеток шмоны:
— В конце Стены вас, люди, ждет Любовь —
Та, что мудрей всех притчей Соломона.

Юрий Каминский

Просмотров: 13


Разработка веб сайтов

А над землей обетованной

Атеистам

Благодарю Тебя, Господь

Божье терпение

Божья воля

В избитое тело затупленный гвоздь

Вера («Сомнения полною мерой»)

Вера, надежда, любовь

Весенней ночью

Гвозди

Голгофа («Испив из самой горькой чаши»)

Господи, трудна к Тебе дорога

Дал мне Бог

Евреи в пустыне

Жажда

Жить не во зле

Звезда над Вифлеемом

Иисус в храме

Какая благодать и тишина

Камо грядеши?

Когда в моей жизни неровной

Крестный путь

Младенец

Моисей

Монолог вчерашнего раба

Монолог Голгофы

Монолог дороги

Монолог Иуды

Монолог креста, на котором был распят Господь

Монолог ненаписанного стихотворения

Монолог нерожденного ребенка

Монолог старого еврея

На Голгофе

Наедине с природой

Не убий!

Нет, не спасут тебя ни Дух Святой

Ноев ковчег

Ной («С утра до заката, и в холод, и в зной»)

Обращение

Обращение к себе

Олимпийские боги

Отче наш

По тонкому льду только что обретенной

Пророк Исия

Синайская пустыня

Смерть верующего

Сон («Там, на кресте исполненного долга»)

Сон («Я видел сон: у Храмовой горы»)

Стена плача

Судить легко, прощать — сложней намного

Суламифь

Тринадцатый подвиг Геракла

Ты забыл

Ты разбудил меня, Господь

Эсфирь

Я глаза поднимаю к небесному своду