Грозы не будет

Грозы не будет! Там, на небосводе,
На фоне темно-серых облаков,
Надежды ласточка ликующим полетом
Перечеркнула замыслы «богов».

Грозы не будет — значит, будет солнце!
Я вновь увижу небо голубым.
К Тебе, Отец, Твой блудный сын вернется
И молча припадет к стопам Твоим святым!

И Ты — за зло — мне милостью заплатишь, —
Вновь заповедь любви мне явишь наяву:
Рукой дрожащей с нежностью погладишь
Мою поникшую, отцветшую главу.

И через рану на Твоей ладони
Мой разум обагрит Твоя, Спаситель, кровь, —
И, совестью своей к распятью пригвожденный,
Я оценю Твою бесценную любовь!

Я вспомню, как меня земные боги
Заставили покинуть Отчий дом,
Как я, обезумев, кричал Тебе с порога:
«Мне надоело быть Твоим врагом!»

Как ты взглянул Своим небесным взором
В мои, горящие пороками, глаза
И тихо произнес: «Твоя да будет воля!»
…И по щеке скатилася слеза.

Как с той поры царь тленного богатства
Мне отчество свое любезно предложил:
«Я дам тебе престол и пол земного царства,
А ты — мне только душу одолжи!»

Как, позабыв о святости и чести,
Во имя плоти мерзостной своей,
Я в мир ушел от Родины Небесной
В порочный край мучительных страстей?

Растратив душу, молодость, здоровье,
Я проклинал злосчастный выбор свой,
И вырастали пред потухшим взором
Глаза Отца с застывшею слезой.

И мысли о сердечном раскаянье
Тревожили мне душу без конца,
И все быстрей росло во мне желанье
Вернуться в дом небесного Отца.

Но отчим мой, мне чашу предлагая,
Шептал, как змей: «Не торопись, сынок, —
Ещё полшага до земного рая,
Еще один-единственный глоток!»

И, одурманенный его лукавым зельем,
Себя совсем не помня, сам не свой,
Я добровольно шел к открытой пасти змея,
Как вол идет на собственный убой.

И лишь когда поблекли в сердце страсти,
Из глубины души раздался стон:
«Я жизнь растратил, — ну, а где же счастье,
Где твой хваленный царственный престол?!»

И князь греха с улыбкою спокойной
Меня к корыту смрадному подвел…
И в мутной жиже дьявольского пойла
Я вдруг увидел, до чего дошел!

И там, средь торжества животного престола,
Средь визга злобного прожорливых свиней,
Я вдруг услышал тихий Божий голос:
«Я жду тебя, сынок, — вернись скорей!»

«Не верь, мой верный раб, святым реченьям, —
Ты обречен на смерть твоим Отцом.
Тебе Он приготовил вечные мученья, —
Сгустились тучи — скоро грянет гром!»

Но больше не внимал я голосу маммоны,
А горестно рыдал: «Прости, Отец, молю! —
Я милости Твоей, Спаситель, не достоин,
Но дай мне умереть в родном краю!

За мерзости мои, грехи и преступленья
Из рук Твоих я смерть принять готов!..»
И вдруг, — о чудо! — грянуло прощенье
На фоне темно-серых облаков.

Николай Шалатовский

Просмотров: 123


Разработка веб сайтов

«Званые»

Боже мой!

Вам истина известна

Вечеря

Волки и Овцы

Воскресение («Суд, насмешки, крест и смерть публичная»)

Время начаться суду…

Грозы не будет

Две дороги

Диалог

Другу

Дружба с миром

Застолье любви

Зачем ты спишь?

Здание над дворами

Иван Моисеев

Исчезнуть навсегда, – что это значит?

Молитва («Мы разные с Тобой, как небо и земля»)

Молитва матери

Молчание

Мы клоуны, мы клоуны, мы все поем и пляшем

На вершине горы Елеонской

На крещение

На распутье

Нам царской не носить одежды

Наука, техника, прогресс

Не верь

Не любите мира....

Нерукотворный храм

Ночное чудо

Ну разве мало мне всего

Оглянись

Озари Мое Сердце, Христос!

От дыма ладана

Парадоксы времени

Пока плывешь, — еще пловец

Порой, идешь и мнешь цветы

Последнее время

Размышления у костра

Самарянин

Свобода

Сестрам

Совершилось!

Ты Кесарь

Чему обрадовались пташки

Я один на один с кумиром