Голгофские лица

«И стоял народ и смотрел ...»
Евангелие от Луки 23:35

1. Иоанн

«Исус увидел ученика тут стоящего, которого любил...»
Евангелие от Иоана 19:26

Темнота над Голгофой сжималась в комок.
Лишь туманные блики скользили средь туч.
И испуганно кровь ударяла в висок,
Унося из души затухающий луч.

Ты смотрел с болью ввысь, там в агонии мук
Умирала надежда людей.
Там ужасно далекий, отрывистый стук
Говорил всем смотревшим: «Вот это — злодей!»

Разбегалась толпа. С удивленьем и страхом
Затухающий день на Голгофу взирал.
Окровавленный холм, как огромную плаху,
Уходящий луч солнца пугливо бросал.

Нету слез на очах. Непредвиденно, дико
Уходил от тебя твой учитель и друг.
Ты Его путь земной до последнего крика
В сотый раз вспоминал: почему это вдруг?

Где ошибка? Где сбой? Без ответа
Ты стоял и растерянно взором блуждал.
Нет во взоре, ни в сердце хоть чуточку света,
С Ним смысл жизни — увы! — умирал.

Ты не знал в тот бесчувственный миг,
Что все главное будет еще впереди.
Как планета Земля содрогнется, и сдвиг
Отозвется в твоей утомленной груди.

Будет день, когда с болью, в смятеньи
На подобном холме будешь тихо стоять.
Со слезой на глазах и с тревожным сомненьем
Воскресшего в небо, домой провожать.

Будет день — и окрыленный свыше,
Во всю мощь о Распятом захочешь кричать.
Будет миг, когда нищему в храмовой нише
Верой сможешь не деньги — бесценное дать.

Будет труд в волдырях и бессоньи,
С потемневшею кровью на бледных устах.
Будет слякоть дорог, когда в грешном бездоньи
Ты пройдешь по глухим и целинным местам.

И угрюмый Патмос впереди еще будет,
С просиявшим вдруг ликом Царя всех царей.
Где увидишь в мгновение тысячи судеб,
Обновленную Землю и Солнце над ней.

Ты увидишь то Солнце, что кровью стекает
На злодейском позорном столбе —
А сегодня Оно на Голгофе страдает
В изнурительной, тяжкой, упорной борьбе.

Ну, а ты не грусти. Береги свои силы
Для грядущих событий, бросающих в дрожь.
И не верь, что все кончится мраком могилы,
Ты не верь в фарисейскую хитрую ложь.

. . . Будет ясный рассвет в звонком громе цикад,
Когда в сердце почувствуешь близость весны,
И с тревогой вернувшись к могиле назад,
Ты растерянно в руки возьмешь пелены...

2. Сотник

«Сотник, видев происходившее, прославил Бога и сказал: истинно Человек Этот был праведник».
Евангелие от Луки 23:47

Огрубевшая кожа на смуглом лице,
Огрубевшие руки от древка копья.
Огрубевшая боль в старом рваном рубце,
Огрубелость к врагам, безразличье к друзьям.

Очерствелость души, закаленной в боях,
Равнодушной к слезам и крови.
Непривычным был стыд и неведомым страх,
Он смеялся всегда, говоря о любви.

Не тревожила совесть, когда убивал:
Он ведь воин, он должен убить!
И теперь он спокойно и твердо шагал
По холму, где Царя предстояло казнить.

И с холодным расчетом, смотря на кресты,
Огрубелые губы давали приказ.
Ударяли слова его, словно хлысты,
Не робел он под взглядами множества глаз.

Содрогнулась земля. Не впервые — привык:
Среди боя качало не так.
И не очень тревожил страдальческий крик:
Посильнее кричали во время атак.

Но одно только слово ударило в грудь,
Как нежданно сорвавшийся звук,
Будто Землю казненный хотел повернуть,
Прошептав «Совершилось!» в агонии мук.

Он смотрел на висящего. Странная боль
Отозвалась в солдатской груди,
Обожгла, как на рану попавшая соль.
Он чего-то великого ждал впереди.

Всколыхнулась струна очерствелой души
И, как стон из сердечных глубин,
Огрубелые губы шептали в тиши:
«Он воистину был Божий Сын!...»

3. Никодим

«Пришел также и Никодим, приходивший прежде ночью,
и принес состав из смирны и алоя...»
Евангеле от Иоанна 19:39.

Густела ночь. Он молча вышел.
В ушах звенели странные слова:
«Родиться вновь, родиться свыше...»
Как все туманно — кругом голова...

Горели звезды в смольном небе,
И холодила сердце ночь.
К Нему он шел, как нищий к хлебу,
И Он помог, не выгнал прочь.

Но та неведомая сила,
Что сердце, душу, мысли жгла,
Что жить и верить научила,
Теперь к распятью привела.

И вот идет к Нему он снова.
Идет сквозь ночи темноту.
Но в сердце боль — умолкло Слово,
Оставив в мыслях пустоту.

Он умер. Высятся скелеты
Крестов голгофских над душой —
Но Он принес Господне Лето
И сокрушенным дал покой.

Пусть это миро — как отплата
За жизнь дающие слова,
Его ученье не распято,
Его любовь — она жива!

...Такая ж ночь. Брезжал на кронах
Вновь зарождающийся свет.
Он шел к Нему, чтоб в вещих ранах
Найти назойливый ответ.

Первосвященнический дворик
Еще хранил с той ночи дым.
Все так же шел под те же зори
Рожденный свыше Никодим.

4. Он

«Он изъявлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши...»
Исаия 53:5.

В подтвержденье извечного Слова,
Как реальность утерянных грез,
Он висит, истекая слезами и кровью,
На Голгофе распятый Христос.

Он раскинул пронзенные руки,
Словно птица во время грозы,
Защищая от гибельной муки
И от горечи адской слезы.

Защищая потомков Адама
От ехидной ухмылки врага,
Чтобы воды былого Едема
Оросили земли берега.

Чтобы вечность мечтательно-сладкую
К утомленной душе наклонить,
Чтобы жертву, порой непонятную,
На голгофский алтарь возложить.

Юрий Вавринюк

Просмотров: 146


Разработка веб сайтов