Вавилон

Тяжелые ковчега двери
Остались в призрачной дали,
Дичали люди, словно звери,
И дрались за клочок земли.
Пьяны мечтой о жрице-власти,
В узду коварства и вражды
Пороки самой черной масти
Впрягали с гордостью вожди.
Жизнь превращалась в мясорубку,
Где каждый честь продаст за грош,
И разбивалась правда хрупко
О стену каменную — ложь.
И потому — досадный случай —
Свершился странно Божий суд:
Язык живой, прекрасный, звучный
Разбился звонко, как сосуд.
И груды языков-осколков
Убогих, словно черепки,
Достались на века потомкам,
Слова в них, словно ярлыки,
Поблекли тонкие оттенки,
Исчезли сотни нужных фраз,
И даже мысли стали мелки,
Бескрылы и пусты подчас…
Так ангел Божий белокрыло
Сошел в те древние места
И положил печать бессилья
На богохульные уста.

Наталья Щеглова


Разработка веб сайтов

Ангел-губитель Наталья Щеглова

Боже мой, Отче мой, для чего Ты оставил меня Наталья Щеглова

Вавилон Наталья Щеглова

Вам истина известна Николай Шалатовский

Вечное Наталья Щеглова

Волки и Овцы Николай Шалатовский

Душа — скиталица пустыни Галина Красненкова

Живущий, возлюби себя Лев Болеславский

Идет война... не за обрывки суши Ольга Дрожжина

Когда б пшеница не взошла Любовь Бледных

Кривые зеркала повествований Наталья Щеглова

Кровь и пепел Наталья Щеглова

Мой ангел дал обет молчанья Наталья Щеглова

Монолог старого еврея Юрий Каминский

Мы клоуны, мы клоуны, мы все поем и пляшем Николай Шалатовский

Наваждение Лев Болеславский

Нельзя Галина Красненкова

Олимпийские боги Юрий Каминский

Осень («Сердце, словно огромный сад») Наталья Щеглова

От дыма ладана Николай Шалатовский

Порой, идешь и мнешь цветы Николай Шалатовский

Портрет Бога Наталья Щеглова

Пройдя сквозь униженье в жерло горя Наталья Щеглова

Разбилось сердце звонко как хрусталь Наталья Щеглова

Сон Юрий Каминский

Тринадцатый подвиг Геракла Юрий Каминский