Гефсиманский сад

Мерцаньем звезд далеких безразлично
Был поворот дороги озарен.
Дорога шла вокруг горы Масличной,
Внизу под нею протекал Кедрон.

Лужайка обрывалась с половины.
За нею начинался Млечный путь.
Седые серебристые маслины
Пытались вдаль по воздуху шагнуть.

В конце был чей-то сад, надел земельный.
Учеников оставив за стеной,
Он им сказал: «Душа скорбит смертельно,
Побудьте здесь и бодрствуйте со мной».

Он отказался без противоборства,
Как от вещей, полученных взаймы,
От всемогущества и чудотворства,
И был теперь, как смертные, как мы.

Ночная даль теперь казалась краем
Уничтоженья и небытия.
Простор вселенной был необитаем,
И только сад был местом для житья.

И, глядя в эти черные провалы,
Пустые, без начала и конца,
Чтоб эта чаша смерти миновала,
В поту кровавом Он молил Отца.

Смягчив молитвой смертную истому,
Он вышел за ограду. На земле
Ученики, осиленные дремой,
Валялись в придорожном ковыле.

Он разбудил их: «Вас Господь сподобил
Жить в дни мои, вы ж разлеглись, как пласт.
Час Сына Человеческого пробил.
Он в руки грешников себя предаст».

И лишь сказал, неведомо откуда
Толпа рабов и скопище бродяг,
Огни, мечи и впереди — Иуда
С предательским лобзаньем на устах.

Петр дал мечом отпор головорезам
И ухо одному из них отсек.
Но слышит: «Спор нельзя решать железом,
Вложи свой меч на место, человек.

Неужто тьмы крылатых легионов
Отец не снарядил бы мне сюда?
И, волоска тогда на мне не тронув,
Враги рассеялись бы без следа.

Но книга жизни подошла к странице,
Которая дороже всех святынь.
Сейчас должно написанное сбыться,
Пускай же сбудется оно. Аминь.

Ты видишь, ход веков подобен притче
И может загореться на ходу.
Во имя страшного ее величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.

Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты».

Борис Пастернак

Просмотров: 141


Разработка веб сайтов

В избитое тело затупленный гвоздь Юрий Каминский

Вечеря Маргарита Коломийцева

Во тьме пространства Галина Красненкова

Воля Твоя Галина Красненкова

Второе пришествие Яков Бузинный

Гвозди Юрий Каминский

Гефсиманский сад Лев Болеславский

Гефсиманский сад Борис Пастернак

Голгофа («Испив из самой горькой чаши») Юрий Каминский

Голгофские лица Юрий Вавринюк

Голгофский крест Маргарита Коломийцева

Дорога в Иерусалим Александр Савченко

Дурные дни Борис Пастернак

Евхаристия Маргарита Коломийцева

За ступенью ступень Юрий Веселков

Заветная улица Галина Красненкова

Киноварные искры на луг раскрошив Доминика Дэм

Крестный путь Юрий Каминский

Место искупления — Земля Любовь Батанова

Молчание Николай Шалатовский

Монолог Голгофы Юрий Каминский

Монолог креста, на котором был распят Господь Юрий Каминский

На вершине горы Елеонской Николай Шалатовский

На Голгофе Юрий Каминский

На Страстной Борис Пастернак

Не дай нам Бог Маргарита Коломийцева

Не удивляет слух плебейский Григорий Хубулава

Оглянись Николай Шалатовский

Он знал... Вера Кушнир

Он ТАК нес крест... Наталья Щеглова

Погребальная песнь Наталья Щеглова

Пришли к подножию креста Яков Бузинный

Пророчества священный дар Яков Бузинный

Прости им Любовь Батанова

Путь воскресения Петр Ляшенко

Рабы Наталья Щеглова

Раздумья матери Вера Кушнир

Распятие Алексей Дунаев

Распятый Мессия Павел Ляшенко

С креста не сводят разъярённый взгляд Григорий Хубулава

Символ любви и страданья Яков Бузинный

Совершилось («Совершилось! Всё совершилось») Галина Красненкова

Совершилось («Увенчали короной из терния») Наталья Щеглова

Сон («Там, на кресте исполненного долга») Юрий Каминский

Суд Наталья Щеглова

Сын Божий («Стекала кровь с креста к подножью») Павел Ляшенко

Ты Кесарь Николай Шалатовский

Христос Алексей Дунаев