Иван Моисеев

16 июля 1972 года, юноша-христианин, Моисеев Иван Васильевич был замучен в г. Керчи, на втором году службы в Советской Армии, за свидетельство о Всемогущем Боге.


— Мамаша, Вам телеграмма, — сказал почтальон печально.
И быстро отдернул руку, как буд-то подал огонь.
Взглянула и застонала, как стонет подбитая чайка
В последнем предсмертном крике: «Ванюша, сыночек мой…»

Вернулся сынок родимый, вернее его прислали
В большой железной посылке без права возврата назад.
Забивши истину в ящик, довольные написали
Небрежно на крышке мелом: «Иван Моисеев — солдат».

Над телом погибшим сына стоит, рыдая, старушка,
Согнутые горем плечи, стеклянный, застывший взор.
Дрожат от ужаса руки, а губы шепчут: «Ванюша!
За что же тебя, родимый, ответь не молчи, за что?»

Пред силою Иисуса бессильна людская злоба,
Проходят века, но все же свершаются чудеса.
И раны заговорили и правда, восстав из гроба,
Мучительно приоткрыла блистающие глаза:

— Не плачь, дорогая мама, ведь я приобрел Иисуса,
А это такое счастье, что, словом не передать.
И если на эту землю пришлось мне опять вернуться,
За это великое счастье готов я опять страдать.

Вначале с улыбкой милой меня на допрос вызывали,
Слащаво шептали в ухо: — Да здравствует коммунизм!
Мы тоже борцы за правду, мы людям свободу дали,
Да здравствует правда, счастье, да здравствует гуманизм!

Но жало косы неверья наткнулось на Камень Веры,
Служители коммунизма, скрививши от злобы рот,
Свободно ударили в зубы, гуманно прижгли железом,
По-братски подняли с пола, и снова ногой в живот.

Нам в детстве читали о Зое, которую выгоняли
Фашисты в бессильной злобе раздетую на мороз.
Меня же в стране «гуманизма» безбожники убивали,
И я нисколько не меньше от коммунистов снес.

Вдыхая прожженной грудью, молился пред небесами
Простить им безумство это, в неверье рожденное злом.
А им говорил о любви я разбитыми в кровь губами,
И возвещал о спасеньи распухнувшим языком.

Но разве способны куры, на чахлых крылах неверья
Взлететь высоко к Голгофе, и крови святой глотнуть?
Им больше земля по нраву, им больше по вкусу черви,
И лапами роют мусор к червям сокращая путь.

Но все же я твердо верю — могучее семя Христово,
Пробивши кору неверья, в сердцах палачей взойдет.
Да, умер! Но не напрасно я сеял святое слово:
Ты слышишь: шумят колосья, теперь их спасенье ждет.

И голос умолк, а кто-то, в тот день, накупив газетки,
Привычно смотрел статейки: о братстве, любви, правах…
Напрасно читал, смакуя, из зала суда заметки:
Он не прочел там ни слова о Ваниных палачах.

Привычно «Звезда» краснеет, зарывшись в красивые строчки,
И «Правда», ни слова о Правде: ей это не привыкать.
И только в далекой деревне, над гробом родного сыночка
По-прежнему горько плачет, лишенная сына мать.

Лежит перед ней анкета, рожденная коммунизмом,
Которую написала кровавой рукою жизнь.
— Убит, за что? — За Веру! — Убийцы, кто? — Коммунисты!
— Скажите Ваш возраст? — Двадцать. — А убежденье? — Баптист!

Июль,1972

Николай Шалатовский

Просмотров: 71


Разработка веб сайтов

«Званые» Николай Шалатовский

А что такое чудеса? Григорий Хубулава

Благодарность Наталья Щеглова

Бог сказал Алексей Дунаев

Вера («Сквозь тернии в душе») Наталья Щеглова

Вера («Сомнения полною мерой») Юрий Каминский

Вера, надежда, любовь Юрий Каминский

Верую ("Говорят, моя вера слепа") Юрий Веселков

Воскресни! Доминика Дэм

Времена отрады Любовь Бледных

Время начаться суду… Николай Шалатовский

Вскрой во мне все грязные мотивы Маргарита Коломийцева

Выбор Доминика Дэм

Господь Тебя я тороплю? Любовь Васенина

Господь, мы спим Вера Кушнир

Грех Елена Несмиян

Да Галина Джежула

Дар вдовы Павел Ляшенко

Дружба с миром Николай Шалатовский

Духовное зрение Алексей Дунаев

Дышать и есть — не значит жить Алексей Дунаев

Жить не во зле Юрий Каминский

Жить нужно так Вера Кушнир

За те годы... Вера Кушнир

Зачем нам внешний макияж? Наталья Марьян

Зачем ты спишь? Николай Шалатовский

Здание над дворами Николай Шалатовский

Иван Моисеев Николай Шалатовский

Испытание на прочность Алексей Дунаев

Как нить сквозь бусы Галина Джежула

Какая благодать и тишина Юрий Каминский

Какая сила движет миром... Наталья Павленко

Когда сгустились краски Наталья Шевченко

Компромисс Наталья Марьян

Крылья Наталья Щеглова

Легко и трудно Галина Красненкова

Молитва («Позволь мне удержаться на плаву») Доминика Дэм

Молитва у храма Маргарита Коломийцева

Мудрость Елена Несмиян

Мы, вслушиваясь в имя Божье Наталья Щеглова

Наша Земля — лепрозорий вселенной Наталья Щеглова

Не верь Николай Шалатовский

Не превратить бы веру в ритуал Алексей Дунаев

Не сдавайся и верь Галина Джежула

Не убивай Алексей Дунаев

Не утонуть Алексей Дунаев

Непостижима благодать, непостижима Наталья Щеглова

Обращение к себе Юрий Каминский

Одиночество всех мудрецов на планете Наталья Щеглова

Осмыслим милость Алексей Дунаев

Отречение Наталья Шевченко

По Писанию всё, ничего толковать не надо Григорий Хубулава

Пошли меня Павел Ляшенко

Причастие («Вечного смирения урок») Наталья Щеглова

Прощаю, отрываюсь и лечу… Елена Несмиян

Разбиты водоемы душ Наталья Щеглова

Разные души Наталья Марьян

Расцветший жезл Павел Ляшенко

Религиозные споры Алексей Дунаев

Самое главное Галина Везикова

Свобода дорого дается Наталья Щеглова

Стою у алтаря Елена Несмиян

Ступени любви Юрий Вавринюк

Тебе достаточно Христа? Наталья Марьян

Ты забыл Юрий Каминский

Ты можешь много говорить о вере Ольга Дрожжина

Ты разбудил меня, Господь Юрий Каминский

Уборка в душе Наталья Марьян

Фарисеи Маргарита Коломийцева

Храни, Господь, от злого семени Галина Красненкова

Ценней и выразительней искусства Алексей Дунаев

Я верю тем, кто знает Бога Галина Джежула

Я увижу Тебя Яков Бузинный